Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:39 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Пост-нытьё о том, что я никому не нужна и меня никто не читает. Хнык-хнык. :D

05:29 

Рифмы-рифмы, дайте мне спать. >_<

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Сон приходит к Мари под утро, обнимает её, лелеет,
На холодной земле Парижа обволакивает теплом.
В храме скоро начнется служба - неба край чуть заметно тлеет.
Спит Мари у резных ступеней и ей снится далекий дом.
Спит Мари и ей снятся горы. Снится старенькая кибитка,
Лошадь в яблоках, звуки песен, вечера у больших костров.
Солнце крыс загоняет в норы. Сена ловит лучи и гибко,
Извиваясь, бросает блики на копну смоляных вихров.
Сон заботлив, как брат и молод. Укрывая волной покоя,
Смотрит ласково на ресницы и припухлость дрожащих век.
Отгоняет настырный голод, предлагает вино, жаркое...
Спит Мари. Ей, конечно, снится тот - единственный! - человек,
Что накормит, поймет, отмоет. Защитит от пустых скитаний.
Встретив нищенкой, замарашкой, не скривит в отвращеньи рот.
- По кому-то собака воет. - Город полон таких роптаний.
Перед дремлющей побирашкой к храму двигается народ.
Спит Мари у резных ступеней. И ей снятся отец и мама.
Снится табор, луга и травы, и привал на большой реке.
Но её укрывают тени - силуэт одного жандарма.

Спит Мари. И не видит камень припасённый в его руке.

@темы: Стихи

20:19 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Сколько песен мне спеть, когда ты, наконец, услышишь?
Сколько струн оборвать, скольким звездам сказать "зажгись!" ?
В моих снах ты всегда молчалив. И совсем не дышишь.
Просыпаюсь, трясу за плечо, ухожу на крышу

И кричу в небеса, умоляя:

Очнись. Очнись.

@темы: Колыбельная для..., Наброски, Стихи

21:44 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Задыхаясь от колкой грубости
И удары об стену слушая,
Не жалеешь ушедшей юности,
Не желаешь другого случая,
Изменившего мироздание
И судьбу твою на корню.

Не надеюсь на понимание.
Просто знай:

Я.
Тебя.
Люблю.

@темы: Стихи, Помню, Колыбельная для...

05:55 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Сказочник, щурясь, выдохнул едкий дым
И написал: мол, "однажды, давным-давно".
Право, ну сколько можно? Давным, давным...
Будто вы все со временем заодно.

Дай, угадаю - дальше "жила-была"?
Это клише, мой милый, давно избито.
Может, хоть раз принц свалится из седла
И на принцессе не женится храбрый рыцарь?

Что ты окрысился? Мне твоя руготня...
Я же бездарность. Не мне поучать великих.
Но, раз история пишется про меня,
Может, позволишь прибрать за собой улики?

Да я не спорю! Жила. Хорошо жила!
Нет же, не в башне и не за семью замками.
Прясть из соломы? Да в жизни я не пряла!
Золото? Милый, ты передышал духами!

Ладно же, ладно! Пиши, как хотел, пиши!
Вот до абсурда попался мужик упрямый.
Только исправь: мой отец не считал гроши,
Не приводил во дворец, сговорившись с мамой.

Брысь с табуретки! Тебе говорю, тебе!
Чуть что не так - или топится, иль в петлю.
Да, Румпельштильцхена я не звала в нужде,
Не становилась супругою королю.

Брось сигарету. Уже тяжело дышать.
Мне от твоих мучений, ей Богу, тошно!
Коли решишься истину рассказать,
То подойди и спроси меня, мой хороший.

И я отвечу: жила. Хорошо жила.
Пела, плясала, носила цветные юбки.
Шила наряды из купленного сукна
И продавала табак, мундштуки и трубки.

Так бы и длилась спокойная эта жизнь,
Если б один обалдуй не пришел к прилавку,
Не хорохорился, не козырял тузы,
Не перенюхал последнюю всю поставку.

Был неуклюж, перепуган, нелеп, смешон,
Ты никого не узнал в этом силуэте?
Если смущался - прятался в капюшон,
Но продолжал обещать всё-всё-всё на свете.

Знаешь, я верила сладким его речам.
Всем своим сердцем быть с ним навсегда желала.
Но что мне делать теперь, ты подумай сам,
Раз такой сказки тебе, мой хороший, мало?

@темы: Стихи

03:06 

Квента.

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
В детстве Маллия ни в чем не знала отказа. Её семья имела большой дом и один из самых видных садов в округе. Её родной мир - Теллус, более известный в квадранте, как "розарий", всегда славился своими красотами и достатком. Люди здесь жили в своё удовольствие, а её - Маллии - родители занимались, как и многие другие, тем, что выращивали и продавали изысканные цветы. И, как ни странно, дело это, несмотря на огромное наличие конкурентов, приносило немалый достаток.
Несмотря на некоторую вольность и отличие нравов на Теллусе, люди здесь свято чтили Императора. И Маллия всегда росла с верой в слова родителей о том, что она-то, несомненно, осенена Его светом и ей предстоит яркая и важная миссия во благо Империума.
Потому, когда в 11 лет у неё обнаружили псайкерский дар и объявили о том, что забирают её на обучение, её родные приняли это с гордостью, как подтверждение своих слов, а сама она решила, что, как бы ни было тяжело, пройдет все испытания и овладеет искусством контролировать данный ей Императором талант.

Обучение было тяжелым. Избалованная роскошью, Маллия тяжело привыкала к куцей робе, аскетичным условиям. Но выпавшую на её долю боль и испытания сносила в смиренном молчании. Никогда не жаловалась и старалась как можно меньше вспоминать родной мир и свою, горячо любимую, семью.
Маллия верила, что её родные были правы и этот дар - лишь подтверждение, что она сыграет не последнюю роль в судьбе Империума.
Когда пришло время явиться на Терру и узреть Бога-Императора своими глазами - она, казалось, была счастливее всех на свете. И не важно, что эта картина, скорее всего, будет последним, что она увидит своими глазами. Она готова была пожертвовать всем ради высшей цели. Да и разве у неё был выбор? Воля Императора вела её по единственно возможному пути.

Свет Императора обжигал, казалось, самое её естество. На секунду она засомневалась. Решила, что не видержит ощущения этой неимоверной мощи, пронизывающей её насквозь, умрет, так и не совершив ничего из того, что ей предначертано. Пытаясь подавить стон, Маллия читала молитву, обращаясь к Нему, сидящему так близко и опаляющему её своим величием. Она молила дать ей шанс, всего-лишь один шанс исполнить то, что Им предначертано.

После ритуала связывания души Маллия быстро пришла в себя. Намного быстрее других, наделенных столь редким даром астропатики.
Слепота отступила на второй день. Тогда же Маллия поняла, что часть силы, ослепившей её, осталась внутри и даёт ей новое, иное, истинное зрение. Теперь она видела в сотню раз яснее и больше. И это казалось настоящим чудом девушке, которая навсегда лишилась своих глаз.
В период восстановления, Маллия проводила дни в молитвах. Она просила о испытании, о возможности проявить себя и послужить своему народу.

Но тогда она не могла знать, что её первая миссия обернется таким кошмаром.

Решено было, что она, как один из самых стойких и лояльных астропатов в своем потоке, будет отправлена вместе с очередным отрядом для колонизации Сумрака.
Будучи уверенной в правильности всего, что с ней происходит, Маллия радостно ринулась на задание.

По началу планета показалась ей прекраснейшим местом. Покрытая зелеными лесами и топями, она напоминала тропическую часть её родного Теллуса. Но сразу после высадки Маллия поняла, что этот мир, скорее, похож на мышеловку, в любой момент готовую захлопнуться. Варп бурлил. Она всем телом ощущала волны, идущие по истонченной завесе. Против её воли, в душу начал прокрадываться страх за свою жизнь.

Они пробыли на Сумраке около трех месяцев прежде, чем случилась беда. Маллия всегда была настороже и, когда из колонии, по одному - по двое, начали пропадать люди, безошибочно указала место наиболее сильного завихрения варпа. Командир её отряда решил отправить туда группу разведчиков, а самому пройти с ними половину пути и остаться со второй группой и Маллией на одном из приближенных блокпостов.

К ночи отряд не вернулся. Посовещавшись с оставшимися гвардейцами, командир отдал приказ ожидать до утра, и утром выдвинуться в их сторону.
Но через несколько часов после наступления темноты случилась беда.

Маллия первой почувствовала беду. Гвардейцы жгли костер и травили байки, пытаясь разогнать дремоту. Вокруг всё было тихо, но астропата преследовало ощущение неправильности. Что-то было не так. Но как только она решила поделиться своими опасениями с командиром, почувствовала ментальный удар невероятной силы.
За какую-то долю секунды варп прорвался. Маллия слышала, как стонут, кричат тысячи голосов, создавая непередаваемую какофонию, оглушая, лишая речи и даже её необычного зрения. Все чувства будто отрезало, а после она потеряла сознания.

Маллия не знала, сколько времени она провела без чувств. Она очнулась там же, где упала. Тело не слушалось и она никак не могла подняться. Слух, зрение и осязание возвращались медленно, чертовски медленно... Придя, наконец, в себя, первое, что она увидела - разорванный и обглоданный труп её командира. Помня о возможной близкой опасности, Маллия с трудом, но подавила готовый сорваться с губ вопль и осторожно просканировала состояние варпа. Будто ничего не было. Тихо. Ни-че-го. Затем, внезапно, она обратила внимание на свои руки. Вместо привычных ногтей на кончиках пальцев она обнаружила длинные уродливые когти. Это было слишком. Она закичала. Она кричала долго, захлебываясь в крике, в порыве отчаянья пыталась даже отгрызть себе пальцы, но её остановили немногочиленные пережившие ту ночь.

После той ночи из её отряда остались вживых только сорок человек. Ни один жрец не выжил. Сорок гвардейцев из трехста. И до сих пор никто из них не может вспомнить и объяснить, что же тогда произошло. А некоторые и вовсе лишились рассудка. Волосы Маллии поседели. И она так и не смогла избавиться от пугающих когтей, к которым, как выяснилось, прилагались и острые уши. В молитвах Императору она уже не просила испытаний. Она молила о силе и смирении, о помощи в том, чтобы пережить ужас, который выпал на её долю.

Они пробыли на Сумраке почти год, ожидая каких-то приказов или распоряжений, или, быть может, нового отряда колонизаторов. Изо дня в день Маллия пыталась докричаться, связаться с кем-то, попросить о помощи. Но всё было тихо. Люди теряли терпение, искали виноватых. И, разумеется, их взгляд обратился на Маллию. Стали поговаривать, что она обрушила на их головы беду. Что её изменения - символ союза с хаосом, из которого она черпает силы. Много слухов расползлись среди людей, которых она некогда считала, если не друзьями, то верными соратниками. Маллии становилось всё тяжелее с этим жить. Да и миссия, на которую они были отправлены, всё больше казалась абсурдной, невыполнимой... Потому, когда возле сумрака объявился корабль вольного торговца, Маллия, проклиная себя за трусость и слабость, всё же подала прошение о принятии её на службу корабельным астропатом. Хотя и была уверена, что прошение будет отклонено и Император укажет ей на её малодушие, заставив остаться здесь и умереть, пытаясь выполнить свою миссию.

Но на следующий день ей пришел положительный ответ. Её приняли на службу, она сбежит из этого ада! Когда она готовилась подняться на борт и собирала свои немногочисленные вещи, её , уже бывшие, сослуживцы, кривились и расступались, как перед прокаженной. До ушей Маллии долетали обрывки их злого свистящего шепота. Кажется, они называли её крысой, бегущей с тонущего корабля.

Да, быть может, на Сумраке её навсегда запомнят, как крысу. Но, поднимаясь на борт огромного корабля, она поклялась себе, что сделает всё возможное, чтобы история не повторилась. В этот раз она не струсит и будет готова ко всему. И в этот раз она уж точно сумеет защитить капитана, спасшего её, забравшего с этой кошмарной планеты. Или умрет, сражаясь за него и Императора.

@темы: ваха, рпг, квенты

18:57 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Что-то последнее время пишется совсем какая-то кривая хрень.
Надо сделать перерыв.

19:15 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Птица Рух - металлом сверкают крылья, небеса заполнив собой до края,
и струится тень твоя кровотоком, над больной землей расстилая дым.

До тебя этот мир был совсем другим.

Доброте подрезали сухожилия,
Вера в лучшее корчится, умирая,
Безнадежность давится нажитым.

Птица Рух взирает огромным оком, отбирая жизнь, обращая в пламя,
и её пронзительно-низкий клёкот оживает страхом в стенах квартир.

Голод беспощаден, как рэкетир.

Проложив дорогу людским порокам,
Жажда выжить поднимет ружьё и знамя,
Превращая раненный город в тир.

Птица Рух, чьи когти черны, как дёготь, пожирает души, калечит семьи
и приносит ненависть в хищном клюве, вниз роняя с звуком летящих бомб.

Сколько сотворить тебе гекатомб*?

Скольким детям ещё эту тьму потрогать,
Чтобы разувериться в избавлении,
Удалив мечты, как опасный тромб?

Улетай.
___
*гекатомба - в древней греции торжественное жертвоприношение из ста быков

@настроение: опять о войне...

17:09 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Я знаю: имя моё цепное
Тебе однажды вгрызётся в глотку,
Утробным рёвом своих созвучий
Из сердца вырвав огромный клок.

Я приношенье творю ночное,
Для диких духов готовлю откуп -
Судьбы, жестокой и неминучей,
Хочу приблизить заветный срок.

Я знаю: руки мои - изломы
Тебя опутают, как удавка,
Тяжелым грузом придавят плечи,
Отнимут самый последний крик.

Я пробираюсь в твои хоромы,
Крадусь сквозь сырость и тьму, как навка.
Твоей погибели злой предтечей
Послужат рута и базилик.

Я знаю: цвет моих губ кровавый
Тебя наполнит огнём до края,
Опалит душу, сломает волю
И бросит куклой к моим ногам.

Я с заговором поджигаю травы,
Я отнимаю тебя у рая,
Тебе сплетая иную долю
И обращая к моим Богам.

В рассветном солнце сияет терем,
Оскалив окон своих провалы.
Я ожидаю тебя и нервно
Считаю ворох шальных минут.

Ты быстрым шагом проходишь в двери,
Покорней пса или приживалы,
Я заклинаю: - Служи мне верно.
И навсегда оставайся тут.

@темы: Наброски, Стихи

19:03 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Ты росла, получая всё, о чём ты просила.
Ярких кукол, наряды, толпу озорных подруг.
Ты считала: в тебе поселилась такая сила,
Что весь мир упадет под твой острый стальной каблук.

Этот гонор, осанка. Ты мнишь себя королевой,
Но все двери захлопнутся. Вы наедине. И вот
Ты предстаешь добродетельной робкой Евой,
Осмелившейся вкусить запрещённый плод.

Руки дрожат и неловко прижаты к телу.
Спутаны мысли, незамысловата речь.
Он обращается в хищника так умело...
Овладевая, берёт тебя, словно вещь.

Так было до. Так веками продлится после.
И для любой из, взращённых отцом, богинь
Найдется свой яркий бал и пьянящий воздух,
Закрытая дверь, обольстительный властелин.

Каждая знает: пока существует время,
Женщины будут свершать первородный грех.
Тут не спасает ни титул, ни род, ни племя.
Правила боя равны и одни на всех.

Хищник уходит без боли и сожалений,
Вдоволь насытившись, волю твою сломив.
Ты остаешься. Не первой и не последней.
Наспех забытой, как старый простой мотив.

Время холодным камнем латает сердце,
В пыль обращает блеск золотых корон.
Каждая знает: уже не суметь согреться.
Каждую дома ждет леденящий трон.

Муж вечерами медведем ворчит забитым -
Ты в каждом жесте его углядишь подвох.
Дочь в колыбели - твой свет и твоя орбита.
Молишься: - Господи! Если тобой не забыта -
Хоть её защити! - но тебе не ответит Бог.
 
запись создана: 30.07.2014 в 15:39

@темы: Стихи

19:02 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Прочитала один из секретов в "Подслушано". Про то, как беременная девушка уломала своего мужа пронести ей в палату кошку.
И не могу, не могу успокоиться...
Девушка поставила под угрозу не только своего будущего ребёнка - но и всех остальных, если палата была общая (а я более, чем уверена, что так и было).
Ну почему, почему? Как так можно? Беременеть, вынашивать, не думая ни о чем, не знать простых истин.
А я готовилась несколько лет, всё спланировала, тонну книг по воспитанию и детской психологии прочла, никогда в жизни не пила и не курила - всегда хотела детей.
И... так случилось.

Как бы я ни храбрилась, сколько бы ни кривлялась, делая вид, что всё в порядке - я просто не могу с этим жить. Не могу справиться с этой болью, которая давит на лёгкие и не дает сделать вдох.

14:26 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
.Holden Caulfield. , добро пожаловать!


00:08 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Nocturne. , добро пожаловать в мою тихую и мрачную нору.


23:50 

Новости читать с каждым днем все страшнее...

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
В вещем сне, что никак не забыть и не отогнать,
Мне явилась по первому зову Богиня-мать
И живительной силой наполнила изнутри,
Своим ласковым голосом молвила: говори.
Я исполню всё то, что осмелишься пожелать.

Ядом в памяти страны и города в крови.

Я ответила. Голос не мог перестать дрожать:

- Я желаю, чтоб мир никогда не узнал войны,
Чтобы люди забыли, как это - у_би_вать.

@темы: Стихи

18:41 

Песня о дружбе.

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Вот простой человек. Он живёт, никому не верит.
Постоянно молчит и всегда запирает дверь.
За любым поворотом его стерегут потери,
Он глядит исподлобья, как загнанный дикий зверь.

Он считает гроши, экономит везде, где может -
Откупиться мечтает от алчущей нищеты,
Но пока только злобу и страх бесконечно множит,
В битве с мнимой судьбой наперёд просчитав ходы.

Вот другой человек. Он открыт, дружелюбен, весел.
Помогает бездомным, с собаками делит хлеб
И всегда вспоминает слова самых глупых песен.
Первый думает: ну до чего тот, другой, нелеп!

За душой ни гроша - он кривляется и смеётся.
Отдаёт всё, что нажил тяжёлым своим трудом,
Он закончит в канаве, в дурдоме, на дне колодца.
И никто из друзей не поможет ему потом.

То ли дело - я сам. Что моё - то беру по праву,
Стерегу ото всех честно выгрызенный кусок
И нахожу на подобных шутов управу.

Но предательски вспомнит: Ах, как же я одинок!

Вот простой человек. Он бредёт лабиринтом улиц.
Взгляд понурив, рыдает беззвучно и горячо.
Вот другой человек - шут гороховый и безумец -
Ободряюще руку кладёт ему на плечо.

Много минуло лет, но они и поныне дружат.
И когда одному тяжело и житьё невмочь,
Даже если за окнами буря седая вьюжит -
Тот, другой, непременно, приходит ему помочь.

@темы: Стихи

00:47 

Приплыли.

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
"Твои стихи нахер никому не нужны." (с) муж

04:22 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Когда я задохнусь от тишины,
И батальону многоточий сдамся,
Нежданным чудом объявишься ты,
И, с плеч сорвав обрывки темноты,
Сообщишь, что, наконец, решил остаться.

@темы: Колыбельная для..., Наброски, Стихи

03:46 

Ролевое.

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Дьявол побери, я с ума сойду с этой Вахой. Третью ночь снятся мутанты, еретики и работа на инквизицию... Рейды по людным, грязным хайвам. Бррр.
А мне ведь ещё астропата генерить к субботе. х_Х

02:55 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Когда дорога уводит в гору - спеши скорей собирать тряпье и покидай комнатушку-нору первей, чем сонное воронье зашевелИтся в корзинках-гнёздах, откроет заспанные глаза. Чем шире шаг - тем прозрачней воздух. Тропинка тянется, как лоза, петляет между лесов, оврагов, искристой змейкой взмывает ввысь, и от её озорных зигзагов прекрасней кажется эта жизнь. Танцуют листья в порывах ветра, сияет алым небесный край, тебя судьба одарила щедро: дала прочувствовать этот рай, раскрыть объятья навстречу свету, забыв о старом родном крыльце и принести поцелуи лета домой веснушками на лице. Рассвет дурманит своей прохладой, искрится капельками росы и в мире нет никакой награды бесценней матовой бирюзы, что обернулась бездонным небом, покрытым гребнями облаков. Решишь поведать про эту небыль - запнёшься и не находишь слов, чтоб описать трепет нежных крыльев, незримо выросших за спиной. Дорога вьется, шумит ковыль и ослепительной рыжиной рисует солнце на тёплой коже свою искусно-простую вязь. В пути легко. Ничего не гложет. А на браслетах твоих, дробясь, танцуют зайчики - блики света - и разбегаются кто куда.

Пожалуй, только такое лето не забывается никогда.



@темы: Стихи

16:06 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Раз. Два. Три.
Часовой механизм не заводится.
Только грубый ключ, поворачиваясь, оставляет за собой тягучую боль
и разгоняет холод по самым дальним уголкам, заполняя им всё тело.
Раз. Два. Три.
Холодна. Пуста. Недвижима.
Ломкая бледная тень. Изваяние из горьковато-солёного льда.
Нет жалости к себе. Нет надежды. Нет жизни.
Раз. Два. Три.
Рана под левой лопаткой зияет замочной скважиной.
Ключ, поворачиваясь снова и снова, прорывается глубже, осыпая пол ледяными осколками.
Холодна. Недвижима. Бессмысленна.
Угловатые линии тени изломами прочерчивают островки слабого света.
Время не остановится.
Время никого не ждёт.
Раз. Два. Три.
Три оборота - три конвульсии. Сколько ещё?!
Нет. Нет.
Не забывай: холодна, недвижима, потеряна.
Рассвет обжигает, но не может тягаться с горькой болезненностью ключа, призванного, искалечив и разбив на куски, вернуть некое подобие жизни.
Руки начинают подрагивать, лицо искажает чужая, непонятная гримаса, похожая то ли на кокетливую улыбку, то ли на звериный оскал.
И кажется, что вот-вот услышишь голос незримого жестокого мастера:
- Вот, готово. Теперь всё работает. Выпускайте. - и выйдешь в огромный мир, с партией других таких же раненных и изуродованных манекенов мерить неуверенными шагами блёклые шумные улицы,
смеяться с чужими, страшными людьми в какой-нибудь, совсем не нужной тебе, кампании.
И ждать.
Тихо и покорно ждать, что однажды всё это подойдет к концу и шестерёнки, спрятанные где-то у тебя внутри, остановятся,
а ключ, вонзаясь глубоко под лопатку, разобьёт тебя на тысячи осколков-пылинок.

@темы: Наброски, Помню

.Безмолвие. выжженных. бабочек.

главная