Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:05 

О насущном.

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Леший побери. Стоит начать искать в сети информацию о детях и подготовке к беременности - вылезает столько розово-ванильных соплей и сюсюканья, что у меня случается передоз еще до того, как я успеваю вычленить необходимую информацию.
Чувствую, если так дальше пойдет - я стану самой неподготовленной мамашей. х_Х

06:27 

new

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen

03:05 

Хор потерянных голосов.

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Что-то неуловимо мечется по дому, бьётся в закрытые окна, скребётся в двери, жаждет свободы. Я сижу за столом, отчаянно заставляя себя не закрывать глаза и писать эти строки. Я - Саманта Тэйлор, твержу я себе, когда из зеркал на меня смотрят тысячи искаженных ужасом лиц. Я - Саманта Тэйлор, простой библиотекарь из маленького городка в предместьях штата Мичиган, повторяю я снова и снова, перекрикивая звучащие всё громче шёпоты и голоса. Но, словно в насмешку надо мной, они тоже переходят на крик. Вокруг моего маленького дома уже несколько часов беснуется буря. Ветер давно сорвал ставни и теперь терзает оконные рамы, пытаясь выпустить то, что притаилось где-то внутри, в глубине неосвещенных коридоров и комнат. Мои пальцы дрожат и не слушаются, мой голос всё больше напоминает предсмертный хрип. Только не закрывать глаза, только не прекращать думать, писать, говорить. Сейчас мне кажется, что лишь это будет моим спасением. Я - Саманта Тэйлор и когда-то я о многом мечтала, но сейчас моё единственное желание - пережить эту ночь. Ледяной ветер только что сорвал дверь с петель. За ней не оказалось ничего, кроме тягучей темноты и воды. Безумные отражения тянут ко мне руки, силясь прорвать невидимую границу. Я - Саманта Тэйлор. Я не стану одной из них. Невидимое нечто вырвалось и призывно воет где-то под неистовыми потоками ледяного дождя. Я встаю и мои ноги сами ведут меня за порог, в непроглядную темноту и холод. Я прорываюсь сквозь ветер и стену дождя, цепляя длинной юбкой ветки кустарников. Я продолжаю писать, но бумага рвётся от влаги, а чернила расплываются уродливыми пятнами, в которых проглядывают силуэты огромных существ, искрививших рыбьи морды в хищном оскале. Я ухожу всё дальше от дома и буря постепенно сменяется удушливым серым туманом. Передо мной - лестница, ведущая вниз, под землю. В преисподнюю. Я ставлю ногу на первую ступеньку. Откуда-то из глубины еле слышно доносится тягучее пение. Звуки дурманят, им невозможно сопротивляться. Я спускаюсь все ниже, на ходу пытаясь дописать это письмо. Но буквы, которые я вывожу, уже не кажутся мне знакомыми. Я больше не узнаю слова, которые должна знать и помнить. Лестница покрыта слизью и я двигаюсь очень медленно. Но пение становится громче с каждым моим шагом. И с каждым шагом вокруг меня сгущается раскалённый воздух, заставляя шевелиться крошечные волоски на руках и спине. Я почти у цели. Пение отдаётся эхом в моих висках. Я закрываю глаза. Передо мной - всё те же искаженные ужасом и болью лица, которые смотрели на меня из зеркал. Их обладатели окружают меня, хватают за запястья, волосы, шею. Я не пытаюсь сопротивляться. И все они, как один, вторят моему шёпоту, продолжая песню, которая никогда не узнает конца. В исступлении, вызванном страхом и жаром невидимого пламени, мы заходимся в крике: "Я - Саманта Тэйлор. Я - тысячная в хоре потерянных голосов".



@темы: Наброски

15:27 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Когда очередной ночью я веду в бой армию всадников, верхом на огромных летающих зверях, чьи шеи гибкие и длинные, а распростертые крылья закрывают собой карминовое небо с отражением одиннадцати мертвых планет.
Когда я спускаюсь в глубокие норы, пробираюсь по темным переходам, чувствуя кожей нестерпимый жар и видя огненные отблески впереди.
Когда древнее и могущественное Солнце разрывается на тысячи нитей, заполняя вселенную потоками жидкого белого пламени, не оставляя возможности выжить.
Когда я ищу осколки вечных миров, растворяясь, оборачиваясь легкой дымкой и взмывая в воздух, который еще недавно так сильно давил на плечи...
Я понимаю, что мне незачем просыпаться.

@темы: Помню

23:36 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
она ворует немало твоих ночей,
ты сердце ее таскаешь с собой, как брошь.
а я из разряда косвенных палачей.
такая, что если влюбишься – не поймёшь.

она, несомненно, умница, спору нет.
улыбчива, привлекательна. хороша.
я как зверёк, учуявший верный след,
хочу разузнать какой глубины душа…

она твой соратник и твой многоликий страж.
лишь ей доверяешь и рифмы, и все ключи,
а я твой слуга, которого ты предашь...
______________________________
бывают же обезглавлены
палачи.

Январь 2013
Виктория Миловидова

15:19 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
А ночью приходит Герда и шепчет на ушко Каю,–
Из снов и воспоминаний попробуй меня собрать.
И Кай достает коробку с неровными лоскутками
Газетных статей; рисунки, наклеенные в тетрадь.

Бесшумно идет на кухню в потрепанных старых тапках,
Раскладывает там пазлы и долго на них глядит,
И шепчет: «позволь мне вспомнить, мне нужен хотя бы запах,
Мне нужен хотя бы голос.. хоть что-нибудь, черт возьми»

Потом он вернется в спальню, как в плен (или как из плена?),
Повесит на место звезды, сорвавшиеся с орбит…
И будет лежать и слушать, как снежная королева,
Свернувшись клубочком, плачет… хоть делает вид, что спит

Кадай.

16:29 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Никогда в жизни не чувствовала себя более не красивой. Брр.

15:50 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Струится ненависть кровотоком, срывая каинову печать.

Мое молчание выйдет боком тому, о ком я решу молчать.

15:26 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
С крыши город светился дальше,
С крыши города было больше,
Упирались в перила пальцы,
Черный воздyх глотался горше.
Голос рвался на дне гортани,
Захотелось дневного света.
Ветер щепкой швырял по крыше
Два разорванных силyэта.


Что же случилось? Когда пал Белый Город? Когда он вновь обернулся воем ветра и холодом?
Зияющей черной дырой внутри.

Только боги и только дети
Восходили в такие выси,
Выше крыши клyбилось небо,
Выше неба была любовь:
недостyпная, неземная,
Уходящая в звездный холод,
Леденила чyжие дyши,
Согревала yснyвший город.


Знаешь, а ведь я до сих пор подбираю осколки. И, когда я поднимаю их к свету, редкого в этих краях, Солнца - они кажутся мне даже прекраснее, чем были.
Но Солнце уходит. И я неизменно остаюсь с куском грязно-белой извести в руках, задыхаясь от взлетающей вихрем пыли.
И мне самой давно уже хочется рассыпаться на тысячу осколков, мутных и невзрачных, как битое стекло на измученной осенью земле.

Вот и все, я тебя не вижy.
Этот омyт такой бездонный!
Остаешься под звездным небом
не любимый и не влюбленный.
Ухожy по ночной дороге
Из весеннего сyмасбродства,
С каждой yлицей нестерпимей
Ощyщаю свое сиротство.




17:01 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
15:54 

О мужчинах-истеричках и зоошизе.

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Сколько помню себя - занималась спасением животных, зоозащитой. Но подобное продолжает меня ужасать. Как можно созидать, любить и оберегать, когда ты - истеричка, желающая насилия всем без разбору, не умеющая спокойно слушать, разговаривать, понимать, в конце концов? И самое страшное, когда такая истеричка - взрослый мужчина.

Защищаясь и защищая от зла - очень важно этим злом не становиться.



@темы: Помню

17:22 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
я бы пел тебе колыбельные -
но там, за гранью, тебе давно нечего бояться
я бы делал охранные знаки, стоя у тебя в изголовье -
но руки мои давно истлели и сам я превратился в прах
голос мой больше не принадлежит мне, и мой язык тоже,
и ты стал стар и больше не слышишь песен,
если они так тихи, как мои.
надо мной прорастает трава, васильки и лисьи хвосты
я пою, потому что никто не слышит и все позабыли меня
я пою для себя самого, потому что не могу не петь
о праздничных фейерверках, огнях над водой,
об огромной сияющей лодке, на которой танцуют пары
о музыке и вине, о черноволосой женщине
о снеге в оранжевом фонарном свете
о прозрачном размытом утре в моём городе,
где сонные улицы, сиреневые и голубые,
все ведут только в рассвет
о мяче, который ты подбрасываешь вверх и снова ловишь
и смеёшься
ты весь - золотой, и синий, и белый, ты светишься янтарём
и я весь в тебе, я кружусь и играю
хватая тебя за руки и отпуская их в упругий утренний воздух,
отбегая и возвращаясь вновь
о полыни на железнодорожной насыпи, облепленной жёлтой пылью
мы видели хорька, который перебегал рельсы
мы видели, как в небе открываются звёзды
мы видели большое и малое
об осеннем парке, где всё было акварельным, залитым ледяной водой
мы забрались в заброшенный дом, на полу лежали открытки
с адресом - этого ли дома? кто не сводил с нас взгляда, пока мы были там?
кошка пришла и села рядом с нами, когда мы говорили
тёмно-красный кирпич старых заводских зданий казался сырым
я пинал ногами груды жёлтых слипшихся листьев
я пел о тебе уже тогда, я пел твои слова другим
я кружился и танцевал, даже когда был один, в тёмной комнате
твой голос был со мной, пел во мне
и я пел в унисон, и смеялся, и обнимал себя
и подбрасывал в воздух красное яблоко, и ловил
и вгрызался в него, глотая его сладкий сок
я был так близко
и теперь я снова пою о тебе, хотя ты меня не слышишь
ты по-прежнему светишься золотым и белым
а я прорастаю
золотыми колосьями
белыми камнеломками
тишиной


13:57 

Отец пришел вчера из ресторана... о_О

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen

15:23 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Home. At last.

15:50 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
-1.

15:21 

the world ends with you

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Рипер-Крипер, живущий на стройках и в переходах,
Рипер-Крипер, откликнись на пару волшебных слов.
Я монетку кидаю на стол, проливаю воду,
Рипер-Крипер, ответь на вопрос... он в меня влюблен?

Место, где ты родился - не срыть и не сдать в аренду, его улицы - нити, что тянутся меж сердец. В каждом городе бродят и рыщут свои легенды: мимо парков, подвалов, прохожих и площадей. Их приметы и знаки: обрывки от объявлений, птицы, шифры из граффити, мусор, круги камней, странной формы осколки, стихи, золотые тени...

Хочешь тоже?
Шагни. Не пугайся. Сумей. Посмей.

Загадаешь вопрос - кинь монетку на черный-белый, прошепчи заклинание, только глаза закрой. Нарисуй на асфальте комету зеленым мелом, и она улетит, унося все печали прочь. Через старый асфальт прорастают другие травы, зарываем секреты под этой глухой стеной.

(Ночью к дому идешь - не оглядывайся направо. И не спрашивай дважды у Рипера об одном.)

Ники - модный кумир для подростков из здешней школы, мастер граффити на гаражах, гитарист и панк. Дырки в джинсах, баллончики с красками, пиво, кола, "ночью спать? не смеши, я не в курсе, что значит - спать". Дискотеки, друзья, разрисованный скейт и велик, из чужих подворотен смеется, зовет луна.

Через день он очнется с восходом и без похмелья; и увидит на правой руке непонятный знак.

Джош - отличник, а, значит - извечная цель подколок. "Эй, заучка!", "Четырехглазый", "Задротик", "Хвощ". "Он не знает про тренд", "Он полгода в одной футболке", "Привяжите ему незаметно бумажный хвост!". "Суньте кошку в портфель", "Разрисуйте пенал и ластик...". Джош молчит. Он упрям, он отчаян и одинок.

Через день он увидит значок, что пророс в запястье. Ветер с южных заводов разгонит привычный смог.

Рипер-Крипер, глухой капюшон, городская вечность,
Рипер-Крипер, в плаще, с тесаком, неподвластен лжи.
Я монетку кидаю на стол, зажигаю свечку,
Рипер-Крипер, ответь на вопрос... мама будет жить?

Место, где ты родился: развалины и овраги. Здесь проходит Игра, что случайна, как жизнь и смерть. Пусть законы ее не прописаны на бумаге, но их можно увидеть, почувствовать и прочесть. В каждом третьем подвале ты встретишь безумца с бритвой, в каждом пятом районе найдется твоя звезда. Игроков выбирает загадочный Черный Рипер. Игроки получают значок, телефон и дар. Выполняешь задание - сможешь дожить до завтра, распознаешь кусочек мозаики, путь наверх.

Ники молча готовит на плитке нехитрый завтрак.
Джош, неся в рюкзаке ноутбук, открывает дверь.

Игроки незаметны для всех, кто не часть рассказа. Игроков не увидит полиция и семья. К их услугам - помойки, заборы и перелазы, и бродячие псы, что считаются как "друзья". Им даны уникальная сила и право драться - против тех, кто охотится, хищных и злых теней...

Двое встретятся на пересадке подземных станций - и продолжат игру, но отныне - спина к спине.

Будут битвы, усталость и странные магазины, и второе метро, и лохматые поезда. Будут запахи: крови, горящей сухой резины. Стаи алых теней (каждый пятый район - звезда). Будет тьма из тоннеля, рок-музыка диких статуй. В каждом третьем подвале - котята и пауки. Город станет роднее сестры и понятней брата, город станет знакомым, как пальцы своей руки. Будут гребни бродячих мостов, и дурная слава, и умение знать, когда поздно кричать "беги". Говорят, что в финале Игры открывают правду, кто увидит ее - тот вернется назад другим. Кто пройдет лабиринты проулков, пещеры станций, сможет видеть насквозь все, что близко и далеко...

Странный знак отзывается зудом в костяшках пальцев, словно хочет по жилам моим прорасти цветком.

Рипер-Крипер, темнее полночи, быстрее кошки,
Рипер-Крипер, уйти невозможно, найти легко.
Я монетку кидаю на стол, я смотрю в окошко.
Рипер-Крипер, ответь на вопрос: кто же я такой?

Кто рожден, кто приехал, уехал, кто был однажды. Город помнит своих, обращается к ним на "ты". Это просто Игра, и к финалу придет не каждый; двое молча стоят у последней глухой черты. Побеждая легенду - становишься сам легендой, нет на свете заклятья сильнее, чем слово "друг". Это Город: рассказы, ошибки, кумиры, бренды, провода, паутиной летящие на ветру.

Побеждаешь легенду - кто встанет еще напротив? Чей цветок городской прорастет наконец в тебе? Ники курит и ждет в разрисованной подворотне, слышит ритмы трамваев и новости голубей. Черный плащ с капюшоном, глаза, что острее бритвы, треугольная тень заметает собой порог. Вдалеке раздается "услышь меня, Рипер-Крипер". Ники ловит монетку подброшенную: ребро.

Город помнит своих, и забыть от него не требуй. Это странное чувство - отныне и навсегда. Джош снимает очки и глядит в голубое небо, видит каждую птицу на крышах и проводах.

(c) wolfox

01:33 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
вот и верь после этого людям,
дари уют.

подноси им себя на блюде
пускай побьют.

ты ждала-то небось хорошего?
вот те кнут.

оставайся сама, непрошеной,
псевдо Брут.

и запомни простую истину,
не забудь!

те, кому все мечты и мысли

в тебя

плюют.

Февраль 2013
Виктория Миловидова

13:50 

Жираф.

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай: далёко, далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Ему грациозная стройность и нега дана,
И шкуру его украшает волшебный узор,
С которым равняться осмелится только луна,
Дробясь и качаясь на влаге широких озер.

Вдали он подобен цветным парусам корабля,
И бег его плавен, как радостный птичий полет.
Я знаю, что много чудесного видит земля,
Когда на закате он прячется в мраморный грот.

Я знаю веселые сказки таинственных стран
Про черную деву, про страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад,
Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав..
Ты плачешь? Послушай... далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Николай Гумилев.

04:53 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
срываться и бить словами. наотмашь. сижу в крови
и надо бы ехать к маме, и прятаться от любви.
пока не отпустит дуру… пока забирать придёшь.
мой славный учитель гуру. вот пропасть.
а ниже - рожь…


мой славный учитель, знаешь, ломаются только те,
кто Богом навек оставлен и мается на земле…
бескрылые горемыки, бездушные отродясь.
какие-то восемь кликов
и ниточка порвалась.


и горестно и не спится… мне боязно. выручай.
усталая проводница продаст ерундовый чай…
я еду к тебе. я скоро. (надеясь спасти союз)
пока же везут на «скорой»... не сдохну -
хотя б просплюсь.



Март 2012
Виктория Миловидова

15:29 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Вы считаете меня слабой. Но я сильнее многих. Я способна выдержать все и не сломаться. И я способна не отвечать на злобу злобой.
Я буду любить и верить вместо этого.
Слишком долго я забывала о том, кто я и кем должна оставаться.

.Безмолвие. выжженных. бабочек.

главная