• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: наброски (список заголовков)
19:20 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Мне бы раскинуть руки - выпустить боль наружу,
Но сквозь дыру в грудине не выковырять ответ.
У меня есть семья, собака... Что ещё в жизни нужно?
Только самой себя, как и не было, так и нет.

@темы: Стихи, Помню, Наброски, Колыбельная для...

21:58 

Летняя ведьма.

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Моё чудовище воет где-то за стенами нашего черного замка.
Я закрываю глаза и мне кажется, что, вместе с сотнями вспышек факелов, наступила зима.


_

Когда я была совсем юной девушкой - мне всё давалось легко. Я сплетала счастье из ветра и первых весенних рос, обвивала свои волосы яркими лентами и даже нежные голубые цветы, которые росли на речном берегу, не могли сравниться с глубокой синевой моих глаз. Каждую летнюю ночь в мой маленький домик, на самом краю речного селения, приходили заблудшие и истерзанные люди, чтобы поклониться моей красоте и поверить в мою ворожбу. И я дарила им своё, вытканное из небесных узоров, счастье, не скупясь, врачевала их больные сердца и души. "Летняя ведьма" - поговаривали в далёких больших городах. "Летний ангел" - благоговейным шепотом повторяли паломники.
А холодной зимой я запиралась в своём маленьком тёмном домике, и читала старинные книги. Не разжигая огня.
Они согревали мне руки, дарили мудрость и сохранялимою жизнь, слабой искоркой вздрагивающую от каждого порыва ледяного северного ветра. "Ишь, спряталась. Цветочек-то зимы боится!" - перешёптывались поварихи и прачки. "Она погибнет в тот же миг, как её нога коснётся зимнего снега" - передавалось из уст в уста простое пророчество.
А я сидела у окна с очередной книгой в руках и смотрела потерявшими синеву глазами, как суетятся бедные, измученные люди, под смертельно опасным для меня снегом, и ждала. Приходила весна, а за ней начиналось бескрайнее лето. И синева вновь возвращалась в мои глаза, и руки послушно вплетали яркие ленты в блестящие волосы.


За волчьим лесом, не далеко от речного селения, на высоком вороньем холме, стоял заброшенный старый замок. Даже чёрные птицы, чьим именем люди прокляли это место, не смели приблизиться к самой маленькой башенке, коснуться ограды, давно покрывшейся рыжиной ржавчины и тлена. Люди твердили мне и друг другу: "Стены не забывают зла".
Но он манил меня так отчаянно... Каждый камень могучего замка кричал и плакал в моих предрассветных снах, умолял меня явиться на зов, очистить его от боли и памяти.
И, в канун своего двадцатилетия, я решилась. Я распустила свои яркие ленты, надела лёгкое белое платье и отправилась в путь, босиком ступая по раскалённым дорожным камням. Мои бедные слабые люди плакали, глядя мне в след. Только маленькие дети и некоторые старики улыбались и верили: "Она не может сгинуть в этой громадине. Только зима способна убить нашего Летнего ангела".


Тяжелые ворота открылись бесшумно, пропуская хрупкую вспышку тепла и света - мой тоненький силуэт. Колючие кусты расступались и, казалось, уползали в тень, боясь коснуться моего тонкого летнего платья. Вверх по винтовым лестницами, затем пустынными коридорами.... Старых замок вёл меня, смыкая привычную тьму за моей спиной.
Я шагала без страха, босые ноги ощущали холодный мощеный пол. Ощущали пахнущий сыростью камень и что-то ещё, медленное и вязкое, уползающее в незаметные щели, стоило только опустить взгляд.
Всё выше и выше, в главную башню. Я толкнула руками тяжёлую дубовую дверь. Она распахнулась так быстро, как-будто всю жизнь ждала только меня. Глубокий вдох, ещё один шаг, и.... Яркий свет ослеплял и жёг сильнее, чем золотое июльское солнце. Когда я смогла снова открыть глаза - на меня смотрела прекрасная молодая девушка. Светлые волосы убраны разноцветными лентами, тонкие белые руки, алые губы. И даже речные незабудки не могли бы сравниться с синевой её глаз... Я протянула руки к видению, и моё отражение в старинном серебряном зеркале, тоже сделало шаг вперёд. В миг, когда наши пальцы сомкнулись, пыльное стекло прочертила глубокая молния трещины. Заголосили, засмеялись, заплакали тысячи каменных голосов. И время остановилось для меня.

С того момента я не покидала, ставший уже моим, заброшенный замок. И, вскоре, в его окна начал пробиваться солнечный свет, шипастые кусты в садах покрылись алыми и белыми розами. Забили журчащими струями фонтаны, исчезли тени. Мой замок возвращал себе утраченное когда-то великолепие. Только трещина на прекрасном зеркальном стекле становилась всё шире и глубже, и всё громче рокотали голоса, забившиеся в её темноту.
Моё двадцатое лето вскоре закончилось и наступила зима. Но не книги уже согревали мои пальцы. Не они сохраняли мне жизнь. Я больше не покидала комнаты с зеркальным стеклом, не отрывала взгляда, стараясь запомнить каждую благородную линию на своём безупречном лице, каждый томный изгиб своего гибкого статного тела. Только всё чаще мне казалось, что что-то смотрит на меня из глубины моих собственных глаз.


Минули месяцы. Старый замок был теперь совсем светлым, но птицы по-прежнему на прилетали в его сады. Только люди перебороли страх и уже в замок потянулась длинная вереница моих усталых паломников. Я улыбалась им, как и раньше, но ни один из них не вернулся назад. Что-то изменилось во мне, но тогда ещё я этого не замечала... Я наняла слуг из числа молоденьких девушек, что выросли на родном мне речном берегу, чтобы они следили за моей красотой. Иду, чтобы та расчёсывала мои золотистые волосы. Аду, чтобы она увлажняла маслами мою нежную белую кожу. Зару, чтобы шила шелка моих одеяний. Дару, чтобы набирала горячие пенные ванны. Последней я призвала к себе Розу, чтобы она готовила изысканные кушанья и подавала их в излюбленную мной комнату с зеркальным стеклом. Все девушки были юны и прекрасны, как первые цветы. Но даже их красота меркла рядом со мной.


Так пролетело пять долгих лет. Я любовалась своим отражением, когда в комнату вошла Роза, с подносом чёрного винограда. Но миг её лицо отразилось в моём серебряном зеркале. Чёрные блестящие кудри спадали на нежный высокий лоб, а зелёные большие глаза сверкали в свете настенных свечей... Это длилось лишь миг, она наклонилась к столу и её отражение исчезло, в зеркале вновь проступило моё лицо. Я не отрывала глаз и никак не могла поверить... То, что смотрело на меня с той стороны стекла, уже не светилось истинной красотой. Редкие седые волосы едва прикрывали ввалившиеся щеки, глаза потеряли свой блеск, линии тела размылись. Я закричала. Комната вторила мне эхом тысячи голосов. Стекло брызнуло осколками. И то, что давно желало прорваться наружу, наконец получило своё.
Огромный зверь, не похожий ни на что, что я видела раньше, издал оглушающий рык, которому, казалось, вторило всё моё естество. Я сидела на полу и спокойно смотрела, как кричит и пытается вырваться из ядовитых когтей прекрасная черноволосая Роза. Всё было кончено очень быстро. Зверь вернулся в свою зазеркальную обитель и серебряные осколки вновь слились воедино и стали моим зеркалом. Вся прежняя красота вернулась ко мне в тот миг, когда зверь вырвал глаза и сердце юной черноволосой Розы.
Девушки не спрашивали ничего. Я сама сказала им, что Роза отпросилась домой, к своей больной матери. Они верили мне, а я ласково улыбалась им и уходила назад, в страшный шёпот своей излюбленной комнаты.


Каждый месяц всё повторялось вновь и, с каждой смертью, моя красота пламенела всё ярче. Чудовище уже не уходило обратно в свой шепчущий мир, а пряталось где-то в закоулках переплетающихся коридоров. Вскоре замок опустел, а из моих служанок осталась одна лишь длинноволосая Ида. Она отменно выполняла всю работу и была тиха и невзрачна, словно маленькая мышка. Моё чудовище скребло ночами холодные камни древних стен, я шептала во сне имена отдавших мне красоту девушек и ветер разносил их по путанным галереям старого замка. Но длинноволосая Ида всегда была вежлива и никогда не спрашивала ни о чём. Только трудилась дни напролёт и читала ночами старые тяжёлые книги, как когда-то делала я сама.
Время двигалось вперёд и наступило новое жаркое лето. Только замок остался холодным и тени вернулись на свои обжитые места. Моя красота иссякала с каждым днём. Я рычала ночами и скребла ядовитыми когтями заплесневелые серые стены в бессильной звериной ярости. А по утрам мне спокойно улыбалась невзрачная Ида и подавала завтрак в тонких фарфоровых сервизах. Отчаянье грызло меня, моя красота не должна была угаснуть.
Размытая тёплыми дождями дорога безошибочно привела меня к селению на речном берегу, поросшем ослепительно-голубыми незабудками. Была точно такая же июльская ночь, как и когда замок ещё только манил меня. Две сущности, два отражения, слились воедино. Три прыжка, взмах когтистых лап - и охота закончена, а на земле передо мной раскинув руки лежит окровавленная и безглазая тряпичная кукла, ещё минуту назад смеявшаяся таким звонким, живым смехом.
Из ночи в ночь я выходила на охоту. А утром, просыпаясь в своей постели, первым делом кидалась к возлюбленному зеркалу, любуясь вновь возвращенной себе красотой.
Всё текло своим чередом, мои руки почти полностью связали привычки. И я не слышала - не хотела слышать! - что простые люди в селении всё решительнее кричали: "Летняя ведьма связалась с Дьявлом!".



И вот однажды мой привычный стеклянный мир дрогнул и рассыпался звоном зеркальных осколков. Близился час охоты. Бурая шерсть на моей спине подрагивала, я разминала лапы в нетерпении. Но в эту ночь моим когтям не суждено было отведать крови. Ворота открылись тихо и решительно, пропуская мужскую толпу, пестрящую факелами и вилами. Замок на Вороньем холме жаждал вернуть своё. Я била шипастым хвостом и крушила мебель в бессильной ярости. За спиной тихо отворилась дверь. Ида, моя длинноволосая мышка Ида, уверенно вошла в мою любимую комнату и лёгким движением набросила на мощную шею зверя тусклую медную цепочку, найденною в самом далёком подвале.
Она разорвала нас. Меня и моего зверя... Раскидала в разные стороны. Лишила сил.



_
Я стою в центре рыночной площади. Руки стянуты разноцветными шелковыми лентами, седые волосы скручиваются и темнеют от жара. Мои слабые, бедные, беспомощные люди смотрят с ненавистью на немощную старуху, ту самую Летнюю ведьму, которая отдавала им по крупицам сплетённое из ветра и росы истинное счастье.
Стены не забывают зла.
Огонь поднимается всё выше, но я не кричу и не чувствую боли.



Моё чудовище воет где-то за стенами нашего черного замка.
Я закрываю глаза и мне кажется, что, вместе с сотнями вспышек факелов, наступила зима.



@темы: Наброски

16:24 

lock Доступ к записи ограничен

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:57 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Вечер сползает по мокрым окнам. Стекла стонут от прикосновений его цепких пальцев...
Проходи, садись. Извини - мой карточный стол слегка расшатался. Ты не мог бы подложить что-нибудь под его ножки?
Да-да, так вполне подойдет. Больше эти детские надежды ни на что не годятся.
Пересчитай колоду, прежде чем начинать игру. Тебе не кажется, что кого-то не хватает?
По блестящей поверхности карт, пританцовывая, расползаются невесомые тени....
Осторожнее. Не своди с них глаз.... в такие вечера они могут оживить все, что угодно...
Пора начинать игру. Делай свою ставку.Твоя любовь против моего сердца...
Кажется, соперничество будет достойным.
Карты смеются, ударяясь о стол, указывают на нас своими скрюченными неестественными руками...
Накажи их за это, бросай их на стол ещё быстрее, ещё яростнее!
Это из-за них мы начали игру, в которой не может быть двух победителей.
Сердце сжимается в судорогах на деревянном столе. Твоя любовь тигровым питоном сжимает вокруг него свои кольца....
Я почти готова поддаться...

Вечер сорвался с пятнадцатого этажа и серой грязью лежит на асфальте. Сколько прошло времени?
Тени свернулись у ног мягкими клубочками....
Кто-то приближается из темноты и приставляет по пистолету к нашим вискам.
Я узнала этот смешливый оскал на белом лице...
Выстрел. Джокер забирает со стола выигрыш победителя.
А теперь скажи мне, кто же из нас проиграл?


@темы: Помню, Наброски, Колыбельная для...

21:23 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Неизменно пустые дни и без доступа в дневник. Скоро разучусь думать и Видеть...
Только все танцует в мыслях не рассказанная сказка...
Нужно собраться. Ходить в институт, найти что-то ещё... Купить, наконец, телескоп и гитару..
Если бы только были деньги.
Сколько же может все упираться в эти нарисованные города-памятники-лица?
__

кусочек из того, что бьется сейчас в мыслях:

Мой верный Бог, протяни мне длань,
Чтоб путь смогла отыскать за грань.
В тюрьме моей свет Его очей -
Огонь десяти свечей.

@темы: Стихи, Наброски

05:21 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Бездумные фразы
Изрезали воздух, измяли сердца до отказа.
Не стоило.
Раз собирался стрелять - то делай все молча.
И сразу.

@темы: Стихи, Наброски, Колыбельная для...

19:58 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Что былью становится - вновь не вернется в кошмары.
Зажмурившись, схватит за горло кривыми руками.
Заплачет. Завоет. Забьется ночными часами.
Вздохнет голосами обманчиво-ласковой Мары....

А позже - сожмется в углу, спрятав облик в ладонях.
И будет скулить, как побитый щенок, под кроватью.
Наутро прильнет к незаметному серому платью
Измученной тенью, себя потерявшей в погонях.

Зажмурившись, схватит за горло кривыми руками.
А тонкие пальцы, как-будто, вот-вот разобьются...
И сердца удары отчаянно в стенах забьются...
Она не хотела. Вы это велели ей сами.

@темы: Наброски, Стихи

15:23 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Не смотри на меня. Не смотри.
Слишком поздно искать Вчера.
Голос истины изнутри
Рвется с криками до утра.

Ногти, воткнутые в ладонь -
Алой краской за край листа.
Я прощаю любую боль,
Но и не остаюсь чиста.

Голос истины - изнутри.
Побледневшие губы лгут.
Не смотри на меня. Не смотри -
Я и так задохнусь к утру.

@темы: Наброски, Стихи

20:06 

[cut]

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Когда глаза и пальцы натыкаются только на холодные стены и нет никакого выхода - кто из нас способен слушать свое сердце?
Голоса в голове - признак явного сумасшествия, не так ли?
Но как же возможно раз за разом верить своим глазам и пальцам, когда существуют визуальные и тактильные галлюцинации?
Глупо. Так глупо, что хочется истерично смеяться в голос.


Каждый раз наши ангелы-поводыри
Выжигаются ложной истиной изнутри.

@темы: Наброски

04:53 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Была бы я, как все женщины:
Не прощала бы, не ценила.
Изменяла, когда не хватает ласки.
Уходила бы в холод,
Картинно бросала жестокие фразы
И вещи в тяжелую сумку.
Забывала о боли с другими...
Но для меня - летаргия.
Я из таких, кто ломку
Терпит в больном молчаливом экстазе.
Душит свой голод,
Надевая фальшиво-весёлые маски...
Господи, дай мне силу
Не стать такой, как все женщины.


@темы: Колыбельная для..., Наброски, Стихи

03:36 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen


В прикрытые ставни глядятся немые звёзды
И где-то в подполье скребется тихонько мышь...
Кай приоткроет глаза, пробормочет сонно:
- Герда, родная, зачем ты опять не спишь?
Молчишь.


Столько бескрайних ночей проведя без сна...
Она всегда занала, что скоро умрет Весна.

@темы: Наброски

04:15 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
В который раз не осталось ничего, кроме обжигающе-холодной пустоты и привкуса горькой соли где-то глубоко внутри.
дура тварь идиотка сволочь сука мразь ничтожество урод



Пара резких слов - как плевок в лицо.
Выстрел в спину немой усталостью...
Ведь таких, как я, не ведут с венцом -
Их сжигают, не зная жалости.


Ядерная Зима спрятала лицо в моих ладонях и ладони покрылись ожегами.
Прикосновения - боль.


Пара грубых фраз в даль моих следов.
Омертвевшие губы скалятся.
Крики в пустоту. Скомкан звук шагов.
Всё в порядке - мне это нравится!


Пепла не останется.



@темы: Стихи, Наброски, Колыбельная для...

23:32 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
.Я помолвлена с Тишиной.
Пистолет в руках за моей спиной.
Я помолвлена с Тишиной!
Забери меня с точки отсчета...


Знаешь... порой, когда ты так делаешь, мне хочется кричать и бить стекла. Так, чтобы они окрашивались карминово-алым и стекали раскаленными каплями с исцарапанных рук...

Так, чтобы за тысячи километров ты услышал. Услышал!... И снова почувствовал вкус моей холодной крови на своих теплых губах.





Тик-тик-тик-тик



Отсчет начат. Осталось совсем немного и Тишина возвела курок и встала на изготовку.
Забери меня с линии огня!
Или я выстрелю вместо неё...

@темы: Колыбельная для..., Наброски, Стихи

21:38 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen














Бесконечная ночь дышит выстрелом в спину.

В тёмной комнате стынет бессмысленный чай....
Ты меня приручил, как бродячую псину.
А раз так - то держи меня, не отпускай!


@темы: Колыбельная для..., Наброски

16:34 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Волны бьются о теплые камни... Нежно... Почти ласково.... Словно прикосаясь кончиками прозрачных пальцев, по крупицам уносят их туда, куда никому нет дороги... В тишину... В бездонную лазурную пустоту...
А на берегу суетятся и бегают люди... Хватаются за раскалённые камни своими совсем не мягкими пальцами и ищут, ищут и думают, как можно выручить деньги из того, что они успели отнять у бесконечной, бездонной трепещущей синевы...
Камни в их руках тоскливо смотрят на тех, кому повезло больше, чем им, и старательно ловят отбившиеся от остальных холодные капли своими горячими боками. Им уже никогда не увидеть небесно-вечную пустоту.... И крупицы моря испаряются, не подарив и капли надежды...
Их будут передавать из одних грубых пальцев в другие. Может, в чуть более аккуратные и нежные, может, наоборот...
Но они не забудут именно тех жадных и жестоких рук, которые вырвали их душу ни за что. А деньги? Эти деньги не принесут счастья. Никогда. Никому.
Но огрубевшие цепкие пальцы не останавливаются.

@темы: Колыбельная для..., Наброски, Помню

23:44 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Хочешь, я расскажу тебе сказки моего старого города? Только нужно дождаться ночи, когда он закроет свои усталые глаза с лабиринтом тонких морщинок вокруг. Когда-то и он был молод. Когда-то и он убегал ночами к морю и тянулся маленькими пальчиками к ярким болотным огонькам. Когда-то и он смотрел на мир серыми детскими глазами и ловил на язык первые снежинки декабря.
Но время летит слишком быстро. Время не умеет быть милосердным. И вот уже мой повзрослевший город сидит в скрипучем кресле возле потухшего камина, а его дрожащие руки не могут снова зажечь огонь, чтобы он смог согреться.
На нем потертый серый пиджак и старые черные брюки, покрытые грязью тысячи переплетенных узлами дорог, затянувших его болезненно-тонкие запястья. Он дышит так тихо и слабо, что временами кажется, будто солнце уже не коснется его огрубевших белых щек. Но каждое утро он неизменно открывает глаза, с трудом подходит к окну и судорожно хватает ртом холодный утренний воздух.
Так, как будто это в последний раз. Так, как будто он уже видел смерть и не хочет возвращаться в её владения.
Чего бы ему это не стоило.
Его век ушел и последняя агония подбирается все ближе к его жесткой и неудобной постели. Он боится её. И вздрагивает во сне каждый раз, как в его окна врывается зимний ветер. Только страх и делает его жестоким.
Разъедает чернотой его слабую душу. Жжет вены своим ядом изнутри и надрывает каждый нерв бесконечной истерикой.
Когда-то я ненавидела его. Но теперь мне его жаль... Ему осталось совсем немного, а он так хочет жить....
Он любит жизнь так отчаянно, что готов сжечь заживо всех, кто в его власти. Выжечь их сердца, чтобы оттолкнуть свою последнюю агонию хотя бы на один маленький шаг, который она наверстает уже следующе ночью.
Что же ты будешь делать, когда сжигать будет некого? Бедный мой старый город с лабиринтами тонких морщин....
Что? Я обещала сказку? Ах, да... Это она и есть.

@темы: Колыбельная для..., Наброски, Помню

03:06 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
До самого третьего неба... А вы бы осмелились?
- Дитя, не ходи! Так колодцы у нас глубоки...
Смеялась в холодные лица всем тем, что не верили,
А дикие духи вились у горячей руки.

До самого третьего неба... Всего лишь? Вот глупости!
- Дитя, возвращайся! Ведь боги тебе не простят...
Присядь у камина, погрейся, забудься, одумайся!
- Не буду! - и шепотом - Нет мне дороги назад.....

До самого третьего неба.... Нигде не сворачивать.
- Дитя, перестань! Нам ещё далеко до зари...
Ах если бы эти слова для меня что-то значили...
Но я промолчу. Говори же, давай! Говори...

До самого третьего неба.... По узенькой лестнице.
- Дитя, оглянись! Там болотные пляшут огни....
- Не страшно! - подумаешь... Право, такая безделица!
- Дитя, отвернись! Спрячь глаза! Помолись! Не смотри!

До самого третьего неба... А ты бы осмелился?
- Дитя, я устал умолять! Я прошу так давно!
Иду за тобой по пятам сквозь густую прелесицу
До самого третьего неба....
- А вот и оно!...


@темы: Наброски, Стихи

23:17 

Лето Бродвея

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Подари мне немного света,
Чтобы стало чуть-чуть теплее.
Скоро лето... Безумное лето
Бродвея.

Подари мне немного света,
Я его утаю в ладонях.
Чтобы больше не ждать ответов,
Чтобы больше не помнить боли.

Чтобы весело пели птицы,
Чтобы руки не размыкались...
Чтобы музыке тихо литься,
Срываясь.

Пальцы ласково струн коснуться -
Тише шепота переборы.
Спи, мой милый. Пусть ветры бьются
О высокие тёмные горы,

Пусть последний закат догорает,
Пусть победно звенит клинок...
Солнце встанет - и сон расстает
У ног.

Подари мне немного света,
Чтобы я стала чуть смелее...
Забери меня в жаркое лето,
Беспощадное лето Бродвея....

@темы: Колыбельная для..., Наброски, Стихи

19:22 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen

А вокруг тишина.... снова.
И в руках расцветает вечность.
Я не жду ни единого слова.
Ни единое слово не лечит.

Голоса - как пустые осколки.
Соберу, попытаюсь склеить...

Только лед - он по прежнему тонкий.
Только дождь - он мне больше не верит.

Только пальцы дрожат от простуды.
Впереди - ничего другого.
Этот город меня погубит...
А вокруг тишина.. снова.

@темы: Колыбельная для..., Наброски, Стихи

21:11 

lock Доступ к записи ограничен

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

.Безмолвие. выжженных. бабочек.

главная