Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
В детстве Маллия ни в чем не знала отказа. Её семья имела большой дом и один из самых видных садов в округе. Её родной мир - Теллус, более известный в квадранте, как "розарий", всегда славился своими красотами и достатком. Люди здесь жили в своё удовольствие, а её - Маллии - родители занимались, как и многие другие, тем, что выращивали и продавали изысканные цветы. И, как ни странно, дело это, несмотря на огромное наличие конкурентов, приносило немалый достаток.
Несмотря на некоторую вольность и отличие нравов на Теллусе, люди здесь свято чтили Императора. И Маллия всегда росла с верой в слова родителей о том, что она-то, несомненно, осенена Его светом и ей предстоит яркая и важная миссия во благо Империума.
Потому, когда в 11 лет у неё обнаружили псайкерский дар и объявили о том, что забирают её на обучение, её родные приняли это с гордостью, как подтверждение своих слов, а сама она решила, что, как бы ни было тяжело, пройдет все испытания и овладеет искусством контролировать данный ей Императором талант.

Обучение было тяжелым. Избалованная роскошью, Маллия тяжело привыкала к куцей робе, аскетичным условиям. Но выпавшую на её долю боль и испытания сносила в смиренном молчании. Никогда не жаловалась и старалась как можно меньше вспоминать родной мир и свою, горячо любимую, семью.
Маллия верила, что её родные были правы и этот дар - лишь подтверждение, что она сыграет не последнюю роль в судьбе Империума.
Когда пришло время явиться на Терру и узреть Бога-Императора своими глазами - она, казалось, была счастливее всех на свете. И не важно, что эта картина, скорее всего, будет последним, что она увидит своими глазами. Она готова была пожертвовать всем ради высшей цели. Да и разве у неё был выбор? Воля Императора вела её по единственно возможному пути.

Свет Императора обжигал, казалось, самое её естество. На секунду она засомневалась. Решила, что не видержит ощущения этой неимоверной мощи, пронизывающей её насквозь, умрет, так и не совершив ничего из того, что ей предначертано. Пытаясь подавить стон, Маллия читала молитву, обращаясь к Нему, сидящему так близко и опаляющему её своим величием. Она молила дать ей шанс, всего-лишь один шанс исполнить то, что Им предначертано.

После ритуала связывания души Маллия быстро пришла в себя. Намного быстрее других, наделенных столь редким даром астропатики.
Слепота отступила на второй день. Тогда же Маллия поняла, что часть силы, ослепившей её, осталась внутри и даёт ей новое, иное, истинное зрение. Теперь она видела в сотню раз яснее и больше. И это казалось настоящим чудом девушке, которая навсегда лишилась своих глаз.
В период восстановления, Маллия проводила дни в молитвах. Она просила о испытании, о возможности проявить себя и послужить своему народу.

Но тогда она не могла знать, что её первая миссия обернется таким кошмаром.

Решено было, что она, как один из самых стойких и лояльных астропатов в своем потоке, будет отправлена вместе с очередным отрядом для колонизации Сумрака.
Будучи уверенной в правильности всего, что с ней происходит, Маллия радостно ринулась на задание.

По началу планета показалась ей прекраснейшим местом. Покрытая зелеными лесами и топями, она напоминала тропическую часть её родного Теллуса. Но сразу после высадки Маллия поняла, что этот мир, скорее, похож на мышеловку, в любой момент готовую захлопнуться. Варп бурлил. Она всем телом ощущала волны, идущие по истонченной завесе. Против её воли, в душу начал прокрадываться страх за свою жизнь.

Они пробыли на Сумраке около трех месяцев прежде, чем случилась беда. Маллия всегда была настороже и, когда из колонии, по одному - по двое, начали пропадать люди, безошибочно указала место наиболее сильного завихрения варпа. Командир её отряда решил отправить туда группу разведчиков, а самому пройти с ними половину пути и остаться со второй группой и Маллией на одном из приближенных блокпостов.

К ночи отряд не вернулся. Посовещавшись с оставшимися гвардейцами, командир отдал приказ ожидать до утра, и утром выдвинуться в их сторону.
Но через несколько часов после наступления темноты случилась беда.

Маллия первой почувствовала беду. Гвардейцы жгли костер и травили байки, пытаясь разогнать дремоту. Вокруг всё было тихо, но астропата преследовало ощущение неправильности. Что-то было не так. Но как только она решила поделиться своими опасениями с командиром, почувствовала ментальный удар невероятной силы.
За какую-то долю секунды варп прорвался. Маллия слышала, как стонут, кричат тысячи голосов, создавая непередаваемую какофонию, оглушая, лишая речи и даже её необычного зрения. Все чувства будто отрезало, а после она потеряла сознания.

Маллия не знала, сколько времени она провела без чувств. Она очнулась там же, где упала. Тело не слушалось и она никак не могла подняться. Слух, зрение и осязание возвращались медленно, чертовски медленно... Придя, наконец, в себя, первое, что она увидела - разорванный и обглоданный труп её командира. Помня о возможной близкой опасности, Маллия с трудом, но подавила готовый сорваться с губ вопль и осторожно просканировала состояние варпа. Будто ничего не было. Тихо. Ни-че-го. Затем, внезапно, она обратила внимание на свои руки. Вместо привычных ногтей на кончиках пальцев она обнаружила длинные уродливые когти. Это было слишком. Она закичала. Она кричала долго, захлебываясь в крике, в порыве отчаянья пыталась даже отгрызть себе пальцы, но её остановили немногочиленные пережившие ту ночь.

После той ночи из её отряда остались вживых только сорок человек. Ни один жрец не выжил. Сорок гвардейцев из трехста. И до сих пор никто из них не может вспомнить и объяснить, что же тогда произошло. А некоторые и вовсе лишились рассудка. Волосы Маллии поседели. И она так и не смогла избавиться от пугающих когтей, к которым, как выяснилось, прилагались и острые уши. В молитвах Императору она уже не просила испытаний. Она молила о силе и смирении, о помощи в том, чтобы пережить ужас, который выпал на её долю.

Они пробыли на Сумраке почти год, ожидая каких-то приказов или распоряжений, или, быть может, нового отряда колонизаторов. Изо дня в день Маллия пыталась докричаться, связаться с кем-то, попросить о помощи. Но всё было тихо. Люди теряли терпение, искали виноватых. И, разумеется, их взгляд обратился на Маллию. Стали поговаривать, что она обрушила на их головы беду. Что её изменения - символ союза с хаосом, из которого она черпает силы. Много слухов расползлись среди людей, которых она некогда считала, если не друзьями, то верными соратниками. Маллии становилось всё тяжелее с этим жить. Да и миссия, на которую они были отправлены, всё больше казалась абсурдной, невыполнимой... Потому, когда возле сумрака объявился корабль вольного торговца, Маллия, проклиная себя за трусость и слабость, всё же подала прошение о принятии её на службу корабельным астропатом. Хотя и была уверена, что прошение будет отклонено и Император укажет ей на её малодушие, заставив остаться здесь и умереть, пытаясь выполнить свою миссию.

Но на следующий день ей пришел положительный ответ. Её приняли на службу, она сбежит из этого ада! Когда она готовилась подняться на борт и собирала свои немногочисленные вещи, её , уже бывшие, сослуживцы, кривились и расступались, как перед прокаженной. До ушей Маллии долетали обрывки их злого свистящего шепота. Кажется, они называли её крысой, бегущей с тонущего корабля.

Да, быть может, на Сумраке её навсегда запомнят, как крысу. Но, поднимаясь на борт огромного корабля, она поклялась себе, что сделает всё возможное, чтобы история не повторилась. В этот раз она не струсит и будет готова ко всему. И в этот раз она уж точно сумеет защитить капитана, спасшего её, забравшего с этой кошмарной планеты. Или умрет, сражаясь за него и Императора.

@темы: ваха, рпг, квенты