Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Стихи (список заголовков)
02:10 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Глупый мальчик, не бойся и не реви - за лопатками вьется тьма.
Если солнце погасло в твоей груди, я во всем разберусь сама.
Если руки уже не удержат меч - мне останется сила слов.
Глупый мальчик, позволь мне тебя сберечь, ты так зелен и безголов!

Ты еще не сумел окунуться в жизнь, ты еще не почуял смерть.
Твоих стен бесконечные этажи не дают подойти к тебе.
Твоих стен - безоконных, бездверных стен - не разрушить моим теплом.
Ты прости меня, мальчик, раз ты в беде - буду двигаться напролом:

Каждый волен лелеять родную боль, каждый волен баюкать страх,
Но когда выбираешь судьбу и роль - не носи другой на устах.
Ты не жертва, не воин, не раб, не плут, не спаситель и не купец.
Выбирая страдания по нутру - выбираешь и свой конец.

Ты еще не сумел окунуться в жизнь, ты не ведаешь силы слов.
Врачевание ран для твоей души - ох, нелегкое ремесло...
И пока ты жалеешь себя - смотри! Что ты можешь еще суметь?
Если солнце погаснет в твоей груди - то останется только смерть.







@темы: Наброски, Помню, Стихи

21:24 

lock Доступ к записи ограничен

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
11:22 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
В час, когда сквозь меня, наконец, прорастет трава, и придавят ладони сухие пески и камни - я пойму, наконец, что забрал этот мир, что дал мне. Пусть глаза освещает небесная синева, пусть текут ручейки, огибая ступни и плечи, пусть взвиваются ввысь разноцветные мотыльки и чужая рука не коснется моей руки. И закончится мир. И начнется другая вечность.

@темы: Наброски, Стихи

20:10 

lock Доступ к записи ограничен

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
наброски, за неимением блокнота на ноуте, пишу тут

URL
01:53 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
<
Эта боль никогда не кончается, как ни вой.
На словах: - Я с тобой. И я буду всегда с тобой.
Но когда, изуродовав душу, уйдет война,
На руинах опять остаюсь горевать одна.
И кручусь, как волчок, закусив удила (и хвост?).
Где же тайный проход, где заветный мощеный мост,
Где дорога, что выведет прочь, не отдаст войне?
Я устала сражаться. Я больше... Меня.... Я не...

@темы: Стихи, Помню, Наброски

16:59 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
А у нас 11го числа прошел концерт в честь дня рождения замечательного человечка и отличной поэтессы, Хельты
Ссылочку на все видео оставлю в конце поста, а пока просто послушайте, насколько она крутая:



Концерт целиком

@темы: Стихи

06:04 

Не могу понять, совсем ли хрень, пусть повисит, пока я отосплюсь.

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Мать вплетала мне в косы горести и печаль,
Говорила мне мать: - Если хочешь изведать жизнь,
Будь холодной и хлёсткой жестокостью палача
И за то, что твоё, всем своим естеством держись.

Говорила мне мать. И рядила на плечи мне
Плащ тяжелый из собственных страхов, обид и бед.

Да на шею примерив льняной поводок-петлю,
Подносила к груди моей свой неподъемный крест.
Говорила мне мать: - Я люблю тебя, так люблю -
Не расскажет ни крик, ни удар или грубый жест.

Так росла я, под тяжестью веса хребет скривив,
Стерегла эту ношу ревностно от других.

И я выросла с хмурым изгибом надбровных дуг,
С цепкой хваткой пираньи, а речь, как кинжал, остра.
Мать моими глазами глядит. Кто мне враг, кто друг -
Не могу разобрать!

И тогда
родилась
сестра.

Мать качала с улыбкой заветную колыбель.
Я кривилась под ношей. Что будет со мной теперь?

Мать плела ей венки из спокойных и добрых слов,
Говорила ей мать: - Для тебя целый мир открыт.
Будь надеждой и солнечным светом среди штормов,
Будь собой и тогда ты сумеешь изведать жизнь.

Говорила. Я слушала, глядя, как в руки ей
Мать давала накидку из самых счастливых дней.

Так сестра стала взрослой. Тонка и нежна, как шёлк.
Голос звонок и весел, да руки её мягки.
Вечнодоброе солнце. И каждый, кто к ней пришёл,
Возвращался домой исцелившимся от тоски.

Материнскою лаской мне шею грызёт петля.
Путь сестра хоть чему-то научится у меня.

Чаша времени полнится, хлещет через края.
На дубовом столе поминально свеча горит.
Мать моими глазами глядит - и жесток мой взгляд.
Целый мир любит мать нежным сердцем моей сестры.

Мы остались вдвоём. И неведомо каждой из,
Кто из нас верно понял и лучше изведал жизнь?

Чаша времени полнится. Время продолжит ход.
Мать любила так сильно - не сбросить её дары.
У меня седина, одряхлевшая грудь, живот.
Золотистые косы и сны у моей сестры.

Говорю сестре: - Мир есть зло. - отвечает: - Нет!
Мир есть ветер и дождь, мир - любовь, чудеса и свет.

Говорю: - Я есть зло. - а сестра за один присест
Разгибает мне спину и мой отбирает крест.



@темы: Стихи, Наброски

18:57 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Холм холодным ветром, как шпагой, вспорот, скалит остро кости своих руин.
На останках прошлого вырос город, жадно пожирающий корабли.
Как ярится буря, кусает склоны - океан зализывает укус.
На причалах, горькой водой кроплёных, воздух бесконечно солён на вкус.
Как ярится буря - срывает крыши, стены осыпаются и дрожат...

Ты мои истории не услышишь с высоты десятого этажа.
Не поморщишь щёк, улыбаясь солнцу и подушки в стороны разметав.
Как скользит рассвет сквозь твоё оконце по худым волнам твоего хребта...
И в тенях больничных легко укрыться, неизменно тихи мои шаги.
Хочешь - будешь рыцарем или принцем, самым величайшим среди других?

Холм холодным ветром измучен, ранен, новый город крошится до корней.
Защити его колдовством и сталью, мой могучий маленький чародей.
Или возведи на его останках новый мир и новое естество.
Здесь твоей душе не нужна огранка. Ты - венец и суть, и творец всего.

Но пока же - слушай мой тихий голос и ладони скрещивай на груди.
Словно бесконечный бесцветный полоз лестница свивается впереди.
И тебе не снять сеть холодных трубок, неподъёмна тяжесть припухших век.
Хочешь - подарю тебе меч и кубок, мой бесстрашный маленький человек?

Ты лежишь изломанной бледной куклой и рассвет ласкает твоё лицо.
Хочешь - будешь статный, высокий, смуглый в мире без злодеев и подлецов?
Как утихнет буря - родится небо. Корабли покорно уйдут ко дну.
Хочешь - подарю тебе быль и небыль из руин и прошлого, лишь одну?

Сколько здесь бывало и сколько будет... Я скажу без лжи и без мишуры:
Нестерпимо больно из рваных судеб создавать истории и миры.
Дверь палаты скрипнет. И мать заплачет. На лице отца залегает тень...

Спи, мой храбрый рыцарь, мой милый мальчик. Завтра будет новый и страшный день.

@темы: Стихи

19:48 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Через тысячи жизней ведет рассказ, вдоль сверхновых и черных дыр,
За туманности, прячущие от нас каждый новый и странный мир,
Через свет постаревших всемудрых звёзд, сквозь провалища пустоты.
Нам догнать его - хватит ли сил и слёз... Я попробую. Ну а ты?
Через тысячи жизней и сотни лет, уместившись в единый вдох,
Протекает история. Ей вослед, я поведаю лишь о трёх.

Если выйти на улицу в тёмный час, смело встретив ночной туман, на востоке, в пьянящей дали от нас, ярко светит Альдебаран. А за ним, в пустоте - не уловит взор, хоть и кажется, что вот-вот - притаилась планета: десяток гор, индевеющий небосвод. Ни буранам, ни цепким сухим ветрам не объять ледяных пустынь. Там живут лишь такие, каков ты сам - дети храбростей и гордынь. Там сейчас вечереет, грядёт пурга, даже воздух колюч и груб, и сжимает упрямо её рука тяжелеющий ледоруб. До вершины - каких-то пять дней пути, неизменно отвесно вверх, но не зря синеглазая крошка Ти самой смелой слывёт из всех. И не зря она слушала день за днём, с самых малых наивных лет, колдовские легенды про Землю - дом! - наилучшую из планет. Ей всегда говорили - Земля добра и объятья её мягки. На такой высоте не разжечь костра и не спрятаться от пурги. На холодной планете с десяток гор, да замерзшие облака. Только эта вершина ласкает взор - так пленительно высока!
Лишь на этой вершине из года в год неизменно горят огни. Крошке Ти говорили: корабль ждет, ты осмелишься покорить неприступную высь, ледяной хребет, злого мира ветвистый шрам? Ледоруб в ослабевшей дрожит руке и пронизывают ветра.
Что случится потом? Потускнеет мир - холод силится взять своё. По волнам пустоты, мимо чёрных дыр, тот корабль понесёт её, покидая навеки слепящий снег, про колючий забыв буран...

Если выйти на улицу в полусне, ярко светит Альдебаран.

В неизвестную вечность ведут пути, замыкается жизней круг.
Я тебе рассказала про крошку Ти, а теперь - посмотри на Юг:
На орлином крыле разрезает тьму ослепительный Альтаир.
А за ним есть планета, под стать ему, беспощадный пустынный мир.

Даже воздух на этой планете сух - режет лёгкие изнутри, и о чем-то волшебно далёком вслух там не принято говорить. Там живут, так похожие на меня, молчаливые дети дюн. Их следы голубые пески хранят под ласкающим светом лун. И сейчас белоснежная мать-звезда вновь восходит на свой престол. В старой фляге закончилась вся вода и песок тяжелит подол. Сеф шагает упорно, жестокий зной не сорвёт стон с иссохших губ. В самой страшной пустыне исход такой - этот мир на надежду скуп. Этот мир беспристрастен, людей каля, как рожденный в огне металл. В древних книгах писали, что есть Земля. Сеф читал о ней. Сеф читал, что она полнокровно полна водой, неизменно добра ко всем. В его мире не ищут пути домой, не касаются этих тем. А еще он читал, что горят огни в самом сердце сухих песков - в глубине неизведанной корабли рвутся к завеси облаков, и рокочут турбины, взлетает дым, начиная вираж, полёт... Сеф падёт на песок, и замрёт над ним недостигнутый небосвод. Но закроет от пламени солнца тень - металлических крыльев дар. Сквозь сиянье сверхновых, к судьбе, к мечте, поведёт бортовой радар, оставляя внизу гребешки песков, синевеющих, как сапфир.

Этой ночью не нужно ни снов, ни слов - светит пламенный Альтаир.

Сколько новых историй таит от всех звездный полог и млечный путь?
Я тебе рассказала, как выжил Сеф. А сейчас про него забудь
И смотри в вышину, где горят огнём все крупицы ночных фигур.
Отыщи Волопаса. Ты видишь, в нём алым золотом спит Арктур?

И в карминно-горячем его тепле сладко кутает полюса небольшая планета: с полсотни рек, да тропические леса. Там живут дети чёрного колдовства - не такие, как ты и я - знатоки ядовитых опасных трав, укротители воронья. Там живётся непросто таким, кто смог непохожим прослыть на всех. Изучая проклятое ремесло, в жертву каждый приносит смех, доброту, бескорыстность, способность дать что-то большее, чем слова. В гуще джунглей не спрятаться, не сбежать от прогнившего естества. Каждый звук и любой осторожный шаг дразнит пум и древесных змей. Чара движется медленно, чуть дыша, вязкий ужас ползёт за ней. Нелегко своё сердце от зла сберечь, врачевать, где другие бьют, уходить, если правду не скроет речь, оставлять обжитой уют. И искать - ворожить над большим котлом - отголоски, надежду, дым. В чаще джунглей ждёт Чару дорога в дом, где позволено быть любым, путь к прекрасной, чужой и родной Земле, благосклонной, как будто мать. Через пару шагов всё утратит цвет, не получится больше встать. И подхватит её, пронесёт сквозь мглу, за туманностей миражи, тот зовущий густой корабельный гул, обещавший другую жизнь. И, целующий воды реки, рассвет будет сладостно белокур.

Видишь, в этой пугающей высоте яркой искрой горит Арктур.

Через тысячи жизней ведет рассказ, вдоль сверхновых и черных дыр,
За туманности, прячущие от нас каждый новый и странный мир,
Через тысячи жизней и сотни лет, я поведала лишь о трёх.
А теперь отыщи в небесах ответ: это выдумки? в чём подвох?
Но смотри неотрывно, не тратя слов, отрешившись от суеты.

Гулкий рокот турбины, моторный рёв. Я их слышу. А слышишь ты?

@темы: Наброски, Стихи

16:35 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Так сказал он: - Да будет Слово! И было Слово.
А из Слова вздымались леса, океаны, камни.
Из дрожащего голоса, да из нутра гнилого,
С неузримой цепи, из тюрьмы убежать куда мне?

Так сказал он: - Да будет Слово! И тьма распалась.
Пустота отступила от плоти Его и крови.
Сотворенным из глины неведомы боль, усталость,
Отчего же тогда так тяжёл груз Его любови?

Так сказал он: - Да будет Слово! И плоть земную
Рассекают, сажают кресты и растят могилы.
Пустота возвращается, руки ему целуя.
Над землёй, в бесконечности, слово звучит:
- Помилуй.

@темы: Наброски, Стихи

21:53 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
"Потому что этим крыльям не взлететь боле,
Им остается лишь без толку бить —
Воздух, который ныне так мал и сух,
Меньше и суше, чем воля."


(с) Томас Стернз Элиот, поэма о "потерянном поколении".


грязный город шумит, как рой пустоглазых навозных мух. я бесцветен и я - слепец в тошнотворности ярких красок.
моя куколка, рыбка... Бэтс. о таком не расскажешь вслух, обсуждая фасон и крой в чистоплюйстве резных террасок,
выбрав туфли и бигуди, опьянев под звучанье джаза. я хочу твоих губ и рук, я же, всё-таки, человек.
но я болен и близорук к этой яркости... вот зараза! В Орлеане идут дожди целый чертов двадцатый век.
детка, выслушай, я хотел кутать в золото и пайетки твои плечи, носить портфель. и любить тебя, Бэтти-Лу.
но зачем я тебе теперь, в золоченности новой клетки? в шумном скопище звуков, тел... я пишу тебе. я пишу,
наблюдая, как на свету резво пляшут твои кудряшки. моя куколка, я устал, я бесцветен, озлоблен, слеп.
этот город бесстыдно мал - уместился в одной затяжке. ты позволишь начистоту? чертов город похож на склеп.


А они льют в свои бокалы эту хренову благодать
И они истекают смехом. Я уже не один из них.
грязный город разносит эхо. ну куда мне себя девать?
Людной улицы слишком мало. Слишком мало для нас двоих.


моя девочка, я могу только пить, и стрелять, и пить. выходя в незнакомый мир, я тону в канонаде звуков,
ты легка, словно кашемир - как тончайшая эта нить выплетаешь свою дугу и послушно ложишься в руку -
Бэтси, Бэтси... моя душа - лишь проклятое злое пламя. я хочу твоих губ и глаз. я устал от чужих афер.
но звучит надоевший джаз. я здесь чужд, словно марсианин. мне остался последний шаг и заряженный револьвер.
моя куколка, подожди и безжалостный танец цвета ты успеешь испить сполна под покровом тяжелых век.
город празднует допоздна и к рассвету приходит лето.


в Орлеане идут дожди целый чертов двадцатый век.

@темы: Стихи

10:42 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
- Никогда не ходи за порог одна, слышишь, милая Мэри-Энн?
Вересковую пустошь укрыл туман и тяжел аромат его.
Эти стены спасут тебя только тогда, когда ты не покинешь стен.
И минует беда. Утекут года. Не останется ничего.

Сетью троп непротоптанных в сизой мгле ходит смерть. Не уходит смерть,
Беспокойная, скрытая в полусне, горько-сладкая, словно мёд.
Ты слаба, Мэри-Энн. Ты больна, Мэри-Энн. Не спеши под земную твердь.
Не мечтай разорвать этот круг и плен, и о том, что тебя не ждёт.

Там звенящая тишь, там пурпурный мир лезет вверх по босым ногам.
Там взбирается светлый небес сапфир по изменчивым гребням гор.
Моя глупая, глупая Мэри-Энн, не ходи за порог одна.
Не покинь этих стен. Ты больна, Мэри-Энн! Лишь бы делать наперекор. -


- Вересковую пустошь укрыл туман. Он дурманящий, будто яд.
Ходит смерть в ярком пурпуре по горам. Добрым голосом кличет смерть.
Только десять шагов, десять жалких шагов! Ярким пламенем мир объят.
Чтобы выразить это, не хватит слов - как мне хочется с ним гореть!

Горько-сладкие огненные цвета украшают моё окно.
Эти стены спасут меня только тогда, когда незачем будет жить.
"Не ходи, Мэри-Энн, ты больна, Мэри-Энн!". Что ни день - всё одно. Одно.
Это замкнутый круг. Это вечный плен. Им бессмысленно дорожить.

Там звенящая тишь и небес сапфир. Там изменчивый горный лик.
Там ласкающий вереск теплом зефир, полусонная зыбь и мгла.
Вот бы тоже на листья закат ловить и алеть, будто сердолик,
Вот бы корни в подземную твердь пустить, словно дерево, я могла! -

- Никогда не ходи за порог одна, моя милая крошка Бри.
Вересковую пустошь укрыл туман, не коснувшись холодных стен.
Одинокое дерево в море трав клонит голову до земли.
Вот к такому ведет непослушный нрав. Это - глупая Мэри-Энн.

Сетью троп непротоптанных стелет мир яркий пурпур и аромат.
Засыпай, моя милая крошка Бри и, обыденным снам вразрез,
Будет снится тебе неизменный путь, что десяток шагов хранят.

Мэри-Энн прорастает корнями вглубь и её обнимает лес. -

@темы: Стихи

04:46 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Заплутавших в пустыне не ждут на вечерний чай.
Им не стелят постель, им никто не подаст руки.
Так однажды проснешься - и некому выручать,
А вокруг бесконечные пламенные пески.
И насколько хватает дыхания, рук и глаз,
Разбегаются трещины в вымученной земле.

Если я. Если здесь. Если буду с тобой сейчас,
То смогу терпеливо принять остальные "не".

То сумею без жалоб пройти этот долгий путь
До границы миров, именуемых Жизнь и Смерть.

- В раскалённой пустыне не выдохнуть. Не вдохнуть.
У оставшихся там получается лишь гореть. -

И, казалось бы, лучше уж сдаться, уйти за Стикс,
Неизменный финал одинаков и н-е-к-р-а-с-и-в.

...заплутавших в пустыне встречает бесстрастный Сфинкс,
Алебастрово-хладен, безжизненно молчалив.
И глаза его - иглы - всевидя пронзают грудь,
Разрывая на клочья всё, что найдут внутри.

- В раскалённой пустыне не выдохнуть. Не вдохнуть.
Остается лишь слушать, и истину говорить -

Я не ведаю, сколько осталось мне. День ли, час?
Но пока неизменно встречает твоё крыльцо.
Если я. Если здесь. Если буду с тобой сейчас,
То без страха сумею смотреть я в его лицо.

И под солнечным пламенем дрогнут его уста,
Задавая вопрос, эхом бьющий из века в век:
- Кто ты, путник?
Тогда я скажу ему:
- Пустота. Жизнь и Смерть. Звёздный ветер. Пустыня.
И - человек.

...так однажды проснёшься - и кончился твой отсчёт.
Мне в отмеренный срок - утонуть в золотом песке.

- Заплутавших в пустыне никто никогда не ждёт,
Их слова жгут гортань, раскаляясь на языке. -

Для тебя же за окнами пусть расцветает май,
И чужая рука обнимает за плечи пусть.

Заплутавших в пустыне не ждут на вечерний чай,
Это значит,
что я
никогда уже
не
вернусь.

@темы: Стихи, Колыбельная для...

04:30 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Когда тебе только двадцать с лишним, ты видишь многое наперед.
В окне танцует ветвями вишня и зацветает который год.
Гремит обыденным звукорядом рабочий гомон и гул машин.

Я рядом, Рикки. Я буду рядом, когда родится твой первый сын.

В стенах участка, почти как дома - давно не слабенький новичок,
И тяжелит кобура знакомо бедро, блестит на свету значок.
Горчащий кофе в любимой кружке, давящий вес утомленных век.

Любой злодей у тебя на мушке, пока ты всё ещё человек.

Вот, сыну восемь и спеет вишня. А ты теперь окружной шериф.
Тебе - всего только тридцать с лишним. Всё так же молод и черногрив.
И осень пламенным листопадом ссыпает сказочные деньки.

Я рядом, Рикки. Я буду рядом, не отпуская твоей руки.

Для новых грамот давно нет места, на полках кипы раскрытых дел.
Ты из такого крутого теста - умен и честен. И очень смел.
Жена, целуя тебя, смеётся, прижав ладони к твоей груди.

И каждый день для вас светит солнце, пока ты знаешь, что впереди.

Цветёт всё так же упрямо вишня. И раздражает седая прядь.
Тебе - каких-то там сорок с лишним. Второму сыну сегодня пять.
Ты сросся с буднями и укладом. Любой бы сросся за столько лет.

Я рядом, Рикки. Я буду рядом. Тебе остался один куплет.

А дальше - старость, смешные внуки, зеленый вязаный свитер, трость.
Гремят на полную мощность звуки. В ладонях вызревших вишен гроздь.
И старший сын, приходя с работы, значок снимает и кобуру.

Текут обратно часы и ноты. Всё разрешится уже к утру.

Когда тебе только двадцать, веришь: тебя ждёт многое впереди
И не закроет пути и двери шальная пуля в твоей груди.
Но знают старшие - всё иначе. Им молодых хоронить не раз.
И потому старый коп не плачет от надоевших больничных фраз:

- На аппарате. Нет, это кома. Нет, не спасти и не оживить.

Танцует вишня, цветет у дома. Не защитили. Кого винить?
И, пониманием полны, взгляды сжигают сердце и душу в ноль.

Я рядом, Рикки. Я буду рядом, когда закончится эта боль.

@темы: Стихи

02:15 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Он носит свой цветок под колпаком.
И он смеется, потирая руки.
Когда-то он был Принцем. Дураком,
Томящимся в разлуке. И от скуки

Он приручал лисиц. Их рыжий мех
Приятно щекотал лицо и пальцы.
Он думал: если любишь больше всех -
То никогда не требуешь остаться.

Он уходил. Они молчали вслед,
И золото их глаз покорно меркло.
Он к розе через тысячи планет
Шел сквозь года, дожди, седьмое пекло,

И он дошел! Горел змеиный яд
Под кожей ожиданием репризы -
Прекрасные цветы всегда хранят,
Как драгоценный клад, свои капризы.

Он до неё дошел! Среди планет
Цвели созвездья новой, лучшей жизни.
Он обещал отдать ей целый свет -
Она смеялась скудной дешевизне

Чужих миров. И только королю
Хотела милость оказать при встрече.

Но после... Тихим шепотом "люблю"
Она сказала в этот долгий вечер.

Он вырос. Но цветок под колпаком
Глядит на мир, по прежнему, надменно.
Когда-то он был Принцем. Дураком,
Послушным ей. И преданным. И пленным.

Он обнимал шипы, внимал словам,
Жестоким и пустым, как лютый холод.
Но, приручив других, он понял сам,
Что, если любишь, можешь быть приколот,

Как мотылек на пробковой доске,
Блестящим острием стальной булавки.
Он умер для неё на том песке -
Теперь она поддастся переплавке.

Он, всё же, вырос. Снежная зима
Терзает ощущением полёта.
На голых ветках иней-бахрома.
Он за столом в кафе рисует ноты.

Лисицы рядом. В сильные морозы
Их рыжий мех рукам поможет греться.
А Роза? Кто же будет слушать Розу?
Теперь он знает - зорко только сердце.

@темы: Стихи

21:28 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Всё решено, помещение найдено, время выбрано.
9го Января, в 19:00, в кафе "Не Последние Деньги", состоится наш тройной концерт.
Рады будем всем-всем-всем. Вход свободно-шляпный.
Группа встречи туточки.


А ещё, если Вы не хотите к нам троим - приходите в "Археологию" 5го Января, на концерт в поддержку замечательной Кошки Сашки, которой выступающие не менее замечательные поэтыи музыканты, собирают деньги на лечение.
Вход - 300 рублей. Себе выступающие не возьмут ни копейки, все пойдет на лечение Кошки Сашки.
Группа этого концерта в вк.


@темы: Стихи

06:11 

Время пить чай.

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Мечется белым кроликом сердце в моей груди.
Крестики. Снова нолики.
Господи, пощади!
Окон незарешеченных высящийся проём...
Плачет седая женщина.
Господи, ну о чём?
Руки рисуют линии и замыкают круг.
Господи, пощади меня!
Я задохнусь к утру.
Слух усладил капелями новорожденный март.
Как же вы надоели мне!
Тени - колоды карт -
Спину буравят копьями, гордо являя масть.
Плачет седая... Кто ты мне?
Боже, не дай упасть!
Сотни дорог увенчаны пятнами белых роз.
Плачет седая женщина.
Алы бриллианты слёз.
Пульс изменяет внешнее. Ритм изощрен и рван.
Выпей мне душу. Съешь меня. Спрячь бытие в карман,
В тёмный провал, без памяти, голоса или дна.
Часики, как вы маните...
Господи, я одна.
Крестики. Снова нолики. Сердце в моей груди.
Чай на узорном столике.
Сжалься, не береди!
Белым комком трепещущим время несётся вспять.
Плачет седая женщина. Тянется руку взять.
Масти, узоры, линии. Рвётся моя судьба.
Господи, защити меня!
Падаю. Пада... Па...


@темы: Стихи

03:41 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Всё. Битва выиграна.
Кончилось. Счёт закрыт.
Раны затянутся, штопанные дратвой.
Только душа срастается по кривой,
Сломана сызнова.
Снова болит.
Болит.

@темы: Наброски, Стихи

23:04 

Стол заказов.

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
03:10 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
За далёким перевалом вечный мир туманы стелет, иглы рифов тянут пальцы к недоступным облакам. По песку гуляют чайки. И, целуя тёплый берег,
море гладит их ладонью по белесым головам. Запах соли, ласка солнца, тёплый бриз ерошит перья, и хранит песок безмолвный их узорные следы.
От бескрайности свободы защемляет подреберье, и сбивается дыханье от лазурности воды. На кристальных нежных волнах утро золотом играет,
рассыпаясь сетью бликов на изгибах птичьих спин. За далёким перевалом - правда-правда, так бывает! - снова рвутся в небо мачты затонувших бригантин.
Снова ждут тепла и света опустевших палуб доски, и вдыхают полной грудью вновь льняные паруса. За штурвалом их смеётся, добрый, внемлющий, неброский,
бесконечный, всемогущий... Догадался дальше сам? За далёким перевалом паруса послушно реют, изгибаясь от касаний ветра осторожных рук.
По песку гуляют чайки. И, целуя теплый берег, море гладит их ладонью, словно самый верный друг. Вездесущий, неизменный, на борту тебя встречает,
Он исполнит непременно, что бы ты ни попросил! Оглянешься - море, небо... Кто другого пожелает?

По песку гуляют чайки и белы изгибы крыл.

@темы: Стихи

.Безмолвие. выжженных. бабочек.

главная