• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Стихи (список заголовков)
15:43 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Что у тебя внутри?
Окна и фонари,
Серые города,
Улицы в никуда.

А у меня - вода,
Рельсы и поезда,
Голос далёких троп,
Крепкий дубовый гроб.

И как удержать в горсти,
Пальцы переплести?
Новорожденный мир
Будет затерт до дыр

Битвою этих вот
Каменных стен и вод,
Слабых ночных огней,
Непрекратимых дней,

Где привокзальный сонм
Разных мастей и форм
Мерно вжимает в грязь
Верную суть и масть.

Что у тебя внутри?
Корчись, боли, гори!
Мир не рождался от
Думавших наперед,

От утонченных дам,
Нянчивших Инь и Ян,
Или простых мужчин,
Верно блюдущих Инь.

Что у меня? Зола,
Эхо чужого зла
И колокольный звон
Шествий да похорон.

Кто о таком просил?
Кричи, сколько хватит сил!
Вдыхай чёрный дым и мирр...
Лишь так и рождался мир.

@темы: Наброски, Стихи

18:53 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Холодные волны бывают неистово грубы.
Дающие жизнь отбирают легко её.
Я
падаю
падаю
- шепчут сухие губы.
Тебе оставляю голос и сердце моё.

Я
падаю
падаю
Ветром порвав мгновенье.
Прозрачные брызги рассыпаны по щекам.
Бесцветное небо в лохмотьях и белой пене,
Которой едва коснулась моя рука.

И звук замирает под лунным бесстрастным оком.
И звёзд неизменен сияющий хоровод.
Я
падаю
падаю
В тёмный солёный кокон,
В чернильные недра бездонных жестоких вод.

Я
падаю
падаю
падаю
Сквозь столетия,
Бегущему времени долг оплатив сполна.
Бумажный журавлик в мерцающем белом свете,
Который смывает безудержная волна.

И грозные вихри ревут, паруса срывая.
Кренится корабль под грузом чужого горя.
Я
падаю
падаю
К призрачной птичьей стае.
Я
падаю
падаю
падаю
в тёмное море.

@темы: Стихи, Колыбельная для...

02:48 

The Witcher

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
В скрюченных пальцах августа плавится новый день,
Солнце роняет всполохи в жухлое море трав.
Белая пряжа тянется - значится, быть беде.
Ягодный сок из рук моих капает на рукав.
Белая пряжа тянется, стан обнимает нить
Свадебным платьем, саваном, цепью земных оков.
Август смеётся, скалится, ищет, кого винить,
Держит больными криками утренних петухов.
Мягко колосья ластятся к спутанным волосам,
Зерна роняют каплями тихих душистых слёз.
День золочёным маревом слепит мои глаза -
Не разглядеть, не высмотреть, что этот день принёс.

Солнце роняет всполохи, прячет обратный путь,
Розовый сок малиновый змейкой бежит в траве.
Где же ты, мой возлюбленный? Холод терзает грудь.
Я потеряла ягоды, значится - быть беде.
Свадебно-белым саваном убран дубовый гроб...
Ягодный сок свивается кольцами у виска.
Не разглядеть, не высмотреть. Кто же в нём, милый, кто?
В скрюченных пальцах солтыса крупно дрожит доска -
Крышка над кем-то любящим, важным и дорогим,
Смутно знакомой кажется цвета пшеницы прядь.
Где же ты, мой возлюбленный? Спрячь меня, защити,
Скрой от того, кто осмелился юную жизнь отнять.
Белая пряжа тянется, вьётся седая нить,
Возлюбленную, нелюбимую делит напополам.
Солнце к закату катится. Кого несут хоронить?
Следом в гробу берёзовом дремлет моя сестра.

Ягодный сок рубинами капает на ладонь.
Август рычит и скалится - значится, быть беде.
Возлюбленная/нелюбимая, водная гладь/огонь,
Через завесу времени пальцы сплели в траве.
Белая пряжа тянется, ждёт меня под венец.
Путник, танцуй с полудницей в зное, густом, как мёд.
Возлюбленная. Нелюбимая. Кто из нас - твой конец?
Солнце к закату катится. Слышишь, сестра поёт?




@темы: Стихи

06:48 

Самайновое.

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Дай ей время. Дай время. Дай ночь и густой туман. Дай ей толику слов и крупицу заветной лжи.
В её голосе сотни ветров. Ты их слышишь, Ян? В глубине её глаз беспощадная мудрость Ши.
Дай ей крик - только крик! - и она превратит в напев. Оберни её в лён - вместо льна кружева и шёлк.
Увези её прочь, утаи ото всех, от всех! Сбереги её, Ян, от того, кто за ней пришёл!
Дай ей время. Дай время. Часы преврати в года. Охрани от беды. Защити от любой беды.
От болотных огней, от распятия, столба, костра - уведи её прочь, замети за собой следы.
Дай рассветные росы - роса обратится в лёд. Дай ей солнце в ладони - и утро сменяет ночь.
А она так поёт... Знал бы ты, как она поёт! Сбереги её, Ян, от того, кто таков точь-в-точь.
Дай ей время. Дай время. Дай время и шанс забыть. Подари ей обман, заглуши этот тихий зов.
Я из жизни и смерти сплету золотую нить терпкой горечью слов, неизведанных древних слов.
Дай ей новые судьбы, дай ворох чужих имён. Защити от ненужных терзающих сердце тайн...

Арианна сидит у окошка и ждёт Самайн.
Гвенн сидит у окна, ждёт, когда же придёт Самайн.
Эйна смотрит в окно, Эйна преданно ждёт Самайн.

Ожиданием дух измучен и заклеймён.

Дать ей время, дать время... И Ян за её плечом. В вихре новых рождений сужается вечный круг.
А в глазах Арианны дожди и весенний гром. Песни Гвенн разливаются мороком на ветру.
Если Эйна танцует - мерещатся пляски фей.И не жалко души. Ни своей, ни чужой души,
чтобы только напомнить о ней, рассказать о ней. О последней оставшейся в мире подлунном Ши.
Дать ей крик - только крик! - подарить зов ночных лесов. Провести сквозь огонь в мир болотных огней и лжи...

Беспощадный Самайн отпирает дверной засов и ладони его рыжи, ласковы и свежи.

@темы: Стихи

16:11 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Что ты, добрый молодец, так невесел? Богатырской силой томится грудь.
Хочешь быть героем стихов и песен?
Мир привычный стал непомерно тесен?
Нет покоя с этой геройской спесью!
Ладно уж, придумаем что-нибудь.

Если кладенец запылился в ножнах, если кровь бегуча и горяча,
Ты ступай по тихой лесной дорожке -
Там зеленоглазые бродят кошки,
Там стоит избушка на курьих ножках
В зарослях бездушницы* и плюща.

И, когда вечерние пляшут тени, у её порога пирует смерть.
Завтра, на прощеное воскресенье
Ты найдешь свой долг и предназначенье -
Принесешь погибель последней ведьме.
Как ты можешь этого не хотеть?

Путь тропой нехоженой тих и ясен, ярко светит лунное колесо.
Взгляд у ведьмы - молвят - свиреп и красен,
Стережёт её и сосна, и ясень.
Много полегло, вот как ты, орясин,
Только лишь увидев её лицо.

Говорят, что ведьма страшнее чёрта. Не смотри в глаза ей! Не смей! Ни-ни!
Кожа на ладонях до крови стёрта.
Воздух в душной чаще густой и спёртый.
Выше подбородок, мой витязь гордый!
Сердце крестным знаменьем осени.

В темноте отважно скрипит калитка, на окне призывно дрожит свеча.
Говорят, у ведьмы из шкур накидка,
Нос крючком, а волосы - тоньше нитки,
Горб кривой, да голос скрипуче-липкий,
И чадит под зельем её очаг.

А она глядит на тебя спокойно тёмными провалами сонных глаз.
- Ты пришёл убить меня, храбрый воин?
Хочешь возвратиться назад героем?
Чтож, решай, кто гибнуть, кто жить достоин.
Ну же, добрый молодец, кто из нас?

Ты стоишь один на моём пороге, сердце рвётся птицей в родимый край.
Заходи же в дом, отдохни с дороги.
Обогрей уставшие за ночь ноги.
Не такие разные наши боги...
Да вот мой не требует: убивай.

Утром, покидая резные сени, понесёшь до старости свой хомут.
Нынче, на прощеное воскресенье,
Лес оделся в плащ теплоты весенней.
Вслед Она глядит со своих ступеней.
Добрая и юная. Люди лгут.



*народное название ползучего растения, оно же - паслён черный

@темы: Стихи, Наброски

16:29 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
"Если женщину изнасилуют, а она не будет кричать достаточно громко, то её нужно убить." Библия. Второзаконие 22:23-24.

Месяц щурит глаза, улыбается невредим.
Я убил её, Отче! Четырнадцать долгих зим
Миновало с тех пор, как она почила в грязи,
Распустилась цветами багряных кровоподтёков.

Я убил её, Отче! И горек свершённый грех.
Я любил её больше, чем ты возлюбил нас всех,
Но четырнадцать зим на дорогу ложится снег,
Унося её влагой в ржавелые пасти стоков.

Я любил её больше, чем пламя любило сталь.
Я дарил ей сусальное золото и хрусталь.
Но в жестоких руках беспощадна твоя скрижаль -
Неоспоримы страшные приговоры.

Я живу в новом мире четырнадцать долгих зим.
Я брожу по дорогам, ненужен и невредим.
Я убил её, Отче! И холод полярных льдин
Гонит бесов в моей груди смоляные норы.

Я любил её больше, чем рабские спины плеть.
Я хотел ей владеть. Я всего лишь хотел владеть!
А не видеть, как мягких волос завитая медь
Утекает на снег, расцветая закатно-алым.

Я живу в новом мире четырнадцать долгих зим.
Жду, что небо разверзнется. Жду, когда сгину с ним.
А она за плечом. Ослепителен яркий нимб.
Почему же, Господь? Почему она не кричала?

Я живу в новом мире, который создал я сам.
Я не нужен подземному царству и небесам.
А она за плечом. Гладит ветром по волосам,
Выжигает глаза этим чистым и ярким светом,

Не даёт отпустить сжатый камень в моей руке,
Запирает слова на негнущемся языке.
Я убил её, отче! И горек свершённый грех.
...Даже летом в иссушенном воздухе пахнет снегом.

@темы: Стихи

03:31 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Куда ведёт дорога в балладах не поют, там, за клыкастым зевом стальных высоких врат,
сто сорок рукоделов без устали куют и собирают статных железных жеребят.
Стрекочут шестерёнки под их резной бронёй, горят на солнце спины узорами пластин.
И, если друг на друга отправится войной, то этот конь послушно пойдёт и сгинет с ним.
Ты глупым новобранцем пришёл на их порог, но, перед самым боем, ты получил... Гляди!
Стоит всему покорный твой верный скакунок и паровое сердце шумит в его груди.
В стране, войной укрытой, как тенью, от и до, простому человеку не выбирать пути.
Совсем ещё мальчишкой, ты так спешил в седло, как будто бы не ведал, что будет впереди.
и утекали годы сквозь дым и свист гранат. Не сосчитать потери. Предал. Убит. Убит.
Но конь с тобой и поршни по-прежнему шумят, когда идёшь покорно в очередной гамбит.
И утекали годы, как жизнь и как вода. Под стук живого сердца, под стрекот шестерней,
Увязнув в плоти павших, закончилась война, но ни одна баллада не пропоёт о ней.
Он нёс тебя сквозь гибель, как самый верный друг, на погнутых пластинах, истёршихся от лет,
Тепло солдатских сильных и огрубелых рук привычно оставляет блестящий ровный след.
Не сосчитать потери... Тебе не до потерь. Манит, ведёт дорога за вязкий летний зной.
И у её изгибов ты задремал в траве, оставив ненадолго последний путь домой.
Он рядом. Солнце, вспыхнув, кренится под откос. Сквозь тонкую завесу поверхностного сна
Почудится в ладонях махровый тёплый нос и жадно втянут воздух блестящие бока.

@темы: Стихи

16:46 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Рыжая девочка, феньки,кеды
И непомерные рюкзаки.
Путь начинается утром в среду,
Щедро отмеривая витки.

Подняты руки, звенят браслеты,
Солнца танцующий свет ловя.
Гул тормозов в каждом новом "где-то",
Голос: - Привет. Подвезёшь меня?

Байкер. Улыбчивый дальнобойщик.
Шины считают километраж.

Этой, и прошлой, и новой ночью,
Он - самый верный и нужный страж.

Он притаился в их добрых лицах,
В переплетеньях весёлых фраз.
В Туле, в Сибири, в огнях столицы
Он подвозил тебя сотни раз,

И, наблюдая из межсезонья,
Он разгонял темноту и смог.
А под незримой его ладонью
Стелется тёмная гладь дорог.

Жизней всегда будет слишком мало.
Эта - единственная - не в счёт.
В грязи обочин, автовокзалов,
Пылью дышать и просить ещё.

Вехи отсчитывая стихами,
Лент разноцветных ловить ручьи,
Знать: Он под каждый приметный камень
Прячет ненайденные ключи.

Рыжая девочка, дружба с ветром,
Нитей-историй тугой моток.
Там, за стотысячным километром,
Ждёт тебя светлый Дорожный Бог.
___

Лирическое отступление и пояснение: это я вчера прокаталась весь день с Хельтой, завершив поездку посещением её сольного вечера в маленьком и уютном анти-кафе. Собственно, стихотворение - небольшой и незапланированный подарок ей.

@темы: Стихи

16:06 

Попытка намбер два.

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
В общем, я тут опять поколупалась с записью, последовав паре советов знающих людей. Голос записался лучше, но музыка не так удачна, как в предыдущей попытке.


@темы: Стихи

21:19 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Слова, выгрызающие нутро, так сладостно говорить...
Скулит, замирая, Земли ядро
и рвётся
тугая
нить.

По людным дорогам, чужим следам - безропотным верным псом.
Я тебя никому... Никому не отдам!
но разрушен
очаг
и дом.

И скалятся дуги оконных рам, потрескивая в огне.
Я тебя не отдам. Никому не отдам!
Но что
остаётся
мне?

@темы: Стихи, Колыбельная для...

02:27 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Старый столик в оконном нимбе, разлинованная тетрадь. Скоро день уходящий минет, научив тебя отпускать.
Ты садишься. Трепещут листья белопенных цветов-страниц... Но в тебе слишком мало смысла, и узорами букв-птиц
выплетается сеть историй под неверной твоей рукой. Ты могла бы любое горе превратить в ледяной покой
бесконечной лазури неба, волн, целующих гребни скал. Но ты пишешь другую небыль и ужасен её оскал.
Так ты пишешь о тонких станах, о червонных шелках волос, о далёких, прекрасных странах, силе первых весенних гроз,
о мечах, не узнавших ножен, голосах - как живой родник. И про принца, который должен выбрать лучшую из двоих.
А сама ты - ни то, ни это, образ, вышептанный в ночи. И в тебе слишком мало света, чтоб суметь его приручить,
но танцуют упрямо строки распустившихся лилий-слов. И ведут все твои дороги воевать за его любовь.
Вечер близится, чай заварен, точка высечена в конце. Он - всего-лишь обычный парень, не в доспехах и не в венце.
Он - обычный. Как ты. А, впрочем... На знамёнах горит звезда. И сдадутся сегодня ночью осаждённые города.
Этой ночью в лучах фонарных твоя тень не ссутулит плеч и блеснёт за спиной коварно ножн не знавший послушный меч.

@темы: Стихи, Колыбельная для...

05:27 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
"А Элберет Гилтониэль, что видит все мои пути...."

Послушай, времени очень мало. Ведёт дорога опять к началу. По склонам гор к синеве причала,
И чаек крики дрожат в ушах.
Слова выгранивая искусно, пульс не собьется, не дрогнет мускул, тропой ветвистой, до боли узкой,
Вернётся к свету моя душа.
По древним склонам, теням лесистым, стирая месяцы, дни и мысли, туда, где свет немеримо чистый,
Где песни вечности льются в высь.
По тёмным норам и гребням кочек - иди со мной, если только хочешь! Судьба не любит ни одиночек,
Ни тех, кто выбрал простую жизнь.
Былое сети плетет жестоко, бездонный мрак восстаёт с востока, быравит пламенем спину око
И зло стоит за твоей спиной.
Ты будешь честным. Ты станешь смелым. Смиришься с горьким своим уделом.Не воин и не волшебник в белом,
Не мудрый старец и не герой.
Сошьют пророки цветные нити. Не разорвать их, не разделить их. Сквозь боль потерь, пелену забытий,
Ложатся жизни в один узор.
Ты станешь смелым, они - смелее. Искать беду и идти за нею, твой сон короткий с утра лелея,
Не отводить напряженный взор.
Танцуют звёздные колесницы, сгибают спины, состарят лица. Но песни будут всё так же литься,
Их будем помнить и ты, и я.
Ведёт дорога опять к причалу и всё однажды придёт к началу. И в новый день, в день рассветно алый
Уже уходит твоя ладья.

@темы: Стихи, Наброски

20:46 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Как будто начинается с нуля
Простой отсчет и набирает скорость.
Ты - огненные крылья сентября,
Я - дождевая ласковая морось.

И в вышину взвивается спираль,
Витками опоясывая время.
Ты - ледяной заснеженный февраль,
Я - первые весенние капели.

Из года в год, из века в новый век
Ведут слова, плетут стихи и песни.
Исчезнет время, сгинет человек -
И мир родится вновь.

И мы воскреснем.

@темы: Стихи, Наброски

15:10 

"Я сделяль!"(с)

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Пытаюсь научиться самостоятельно сводить треки со своими читками. Попытка номер раз, записанная с первого же дурьюмаянья:


@темы: Колыбельная для..., Стихи

04:53 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Это Адам, ему шестнадцать. Поразительно хмур и груб.
Неумеющий улыбаться, коренастый, как старый дуб.
Бесконечно сутулый, тихий. Прячет сбитый кулак в карман,
А в кармане такое лихо...
- Уголовник и наркоман! -
Говорят про него соседи,
- Беспризорник! Пройдоха! Вор!
По сугробам и гололеди он приходит в знакомый двор.
По оплёванным гребням лестниц на привычный пустой чердак:
В этом самом надёжном месте нет ни голода,ни собак.
Лихо фыркает, шерсть взъерошив, раздувает свои бока,
Вместо снежных холодных крошек - миска вкусного молока,
Мягкой кучей лежат матрацы, пахнет сыростью и теплом...
Это Адам, ему шестнадцать. "Забияка и костолом"
Гладит серую шубку лиха и бормочет себе под нос:
- Тихо, маленький. Тихо, тихо! Я забрал тебя и принёс.
Слышишь, кроха? Даю поруку: я - твой самый надёжный щит.

Лихо тычется носом в руку и, посапывая, урчит.

@темы: Стихи

19:28 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Руки крестьянской девки - ссадины да мозоли, парочка штук на каждый младший голодный рот.
Годы отцовской таски, будни земной юдоли, служба графьям, короне... Кто его разберёт.
Руки крестьянской девки полют, готовят, сеют, моют посуду, сушат стиранное белье.
Ей, самой сильной, старшей, нужно следить за всеми. И верить, что скудный ужин останется для неё.

А на холме, в высоком замке живёт принцесса. Башенки и бойницы тянутся к облакам.
Солнце за холм садится и восстаёт из леса. Кажется, будто солнцем правит её рука.

Утро крестьянской девки грязно и босоного. С первыми петухами в поле выводит скот.
Стать бы и ей принцессой. Чуточку, хоть немного! Тропка ведёт, петляя, от нерезных ворот.
Там, где пшено и жито золотом колосятся, там, где играют ветры в волнах дрожащих трав...
Где же ещё отыщешь этого тунеядца, зная его ленивый и беззаботный нрав.
Там, где пшено и жито дрожат на ветру с тревогой, голос его свирели песню о ней поёт,
Глупой крестьянской девке, смешливой и босоногой! Будто бы нет на свете милей и добрей её.

А за рекой бегущей, в замке молочно-белом, в влажной прохладе залов тоненький силуэт.
Если б принцесса знала, быть ей... Покорной? Смелой? И что изменит в мире выбранный ей ответ?

Пальцы крестьянской девки гладят его ладони. На волосах играют солнечные лучи.
Хочется улыбаться и ничего не помнить! Этого не отнимут графы и богачи.

А в белоснежном замке, на мостовой мощёной, стонут призывно трубы, множится стук копыт.
Едет жених к принцессе. Ненужный и не влюблённый. И, заглушая разум, что-то внутри болит.

Годы текут неслышно, солнце встаёт за лесом. Дети крестьянской девки спят по своим углам.
Челядь позвали в замок: в замке живёт принцесса, что изменила мужу, опозорила короля.
На мостовой мощёной шумно и очень людно. Шутят, шумят, смеются знать и простой народ.
Делает шаг принцесса, первый и самый трудный. Её за подъёмом лестниц дожидается эшафот.

И замирают звуки. Солнце дрожит над лесом, на топоре играет мягкий манящий свет.
Муж говорит крестьянке: - Хочешь ты быть принцессой?
Девушка отвечает: - Нет... Ну конечно, нет.

@темы: Стихи

21:57 

Продолжение утреннего безумия...

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
...которое в моём предыдущем посте. )

Нас, филолОгов, до слезов непросто
Сказать по правдой, можно довестить,
Мы осмеяем тех, кто шутют толсто
И в батл стиховный гОтовы вступить.

ЗаЕдя мясом и вином запия
Застрявший в горле пародивый стих,
За пародистов бОкалы поднимем:

Скучна была бы наша жизнь без них! ;) (с) selva_s
__
филологОв нам удивить непросто.
Отверганый, оболженый поэт,
Хоть шедеврАми сотрясая воздух,
От них слышает только "нет" и "нет".

Дилетантов талантовых не чуя,
Писают критику, пускают грубость в леть,
И вызывают зубьев рост, да *уя,
Чтоб на *ую ту критику вертеть. х)

@темы: Наброски, Стихи

16:01 

Не удержалась. :D

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Был в Советском Союзе такой член Союза писателей, поэт и филолог Валентин Сидоров, как-то написавший в одном из своих произведений:
"... Косматый облак надо мной кочует,
И ввысь уходят светлые стволы ..."

Другой поэт Иванов Александр Александрович отреагировал на это одной из самых лучших своих пародий:

ВЫСОКИЙ ЗВОН

В худой котомк поклав pжаное хлебо,
Я ухожу туда, где птичья звон,
И вижу над собою синий небо,
Лохматый облак и шиpокий кpон.
Я дома здесь, я здесь пpишел не в гости,
Снимаю кепк, одетый набекpень,
Весёлый птичк, помахивая хвостик,
Высвистывает мой стихотвоpень.
Зелёный тpавк ложится под ногами,
И сам к бумаге тянется pука,
И я шепчу дpожащие губами:
"Велик могучим pусский языка!"

Позже появилось продолжение Александра Матюшкина-Герке

Вспыхает небо, pазбyжая ветеp,
Пpоснyвший гомон птичьих голосов;
Пpоклинывая всё на белом свете,
Я вновь бежy в нетоптанность лесов.

Шypшат звеpyшки, выбегнyв навстpечy,
Пpиветливыми лапками маша,
Я сpеди тyт пpобyдy целый вечеp,
Бессмеpтные твоpения пиша.

Hо, выползя на миг из тины зыбкой,
Болотная зелёновая тваpь
Совает мне с заботливой yлыбкой
Большой Оpфогpафический Словаpь.

___

Цветает одуван в тени газоны
И пестрый бабочк радостен глазУ,
Весёлый птичк в листах деревьей кроны,
Свища, зовает вешнюю грозу.

На белый лист ложа свои идеи,
Сплетаю непростой изящный слов.
А группа филолОгов, поседея,
Слезаво плакают, прочтя моих стихов.

@темы: Наброски, Стихи

03:27 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
В брошенном доме скрипят половицы. Дверь сорвана с петель.
В зимнюю ночь в тёплый угол забиться и пережить метель
Нам доведётся в забытой хибаре, с тихим огнём свечи.
Я расскажу тебе сказочку, парень. Хочешь? Тогда - молчи.
В тёмных глубинах распахнутых окон, в дебрях мышиных нор,
Слабый огонь, как сверкающий кокон. Каждый твой вдох остёр.
В этих обшарпанных стенах и стуже, кому мы принадлежим?
Шёпоты вьются внутри и снаружи. В полночь приходит Джим.
Я расскажу тебе сказочку, парень. Только, вот, сказка - ложь.

...День был недолог, угрюм и бездарен. Ночью шёл сильный дождь.
Джим, восьмилетний, худой и серьёзный, накрепко запер дверь:
Там, во дворе, пожирающий звёзды, рыскает дикий зверь,
Стоит отвлечься - пролазами тайными он проберётся в дом.

Тени заплакали голосом маминым, воздух хватали ртом...

Джим недвижим. Наблюдает за окнами, словно живой радар.
Тени кричат за обоями блёклыми. Всхлипы, удар, удар.
Неколебимо - не верит, не слушает! - Джим на своём посту.
Мама придёт и пугливые души их спрячутся в темноту.
Мама прогонит любое чудовище, звёздам велит сиять.
Тени закапали на пол - Ну что ещё? - кровью, ни дать ни взять.
Ветер, беснуясь, колотит по стёклам. Ветер срывает дверь.
Хрип за спиной приближается. Вот он! В дом заявился зверь.
Джим недвижим. И, окрасившись бурым, рёбра целует нож.
Папа - безумный, взъерошенный, хмурый. Он ненавидит дождь.
И в окровавленных пальцах пульсирует тонкая рукоять.

Зверь притворяется, зверь мимикрирует. Зверя не распознать.

И, с той поры, в этот дом, всеми брошенный, ночью приходит Джим.
Звёзд в тишине затаённое крошево он не отдаст чужим.
Раны зияют пустыми провалами,в пальцах тот самый нож,
След растекается каплями алыми. Встретишь его - умрёшь.
В брошенном доме сгущаются тени, дверь сорвана с петель.
Джим беспощаден. Приходит за всеми. В каждом таится зверь.
Шёпоты вьются, танцуют метели, гаснет огонь свечи.
Было ли это - на самом деле? Только молчи, молчи!
Полночь наступит немыслимо скоро. Ну же, беги, беги!
Скрип половиц в темноте коридора.
Слышишь его шаги?

@темы: Стихи

03:38 

Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Она смотрит на пламя и мысли её горят,
Исчезая в огне, пляшут лёгкие мотыльки.
Было время - и сотни великих вставали в ряд,
Чтобы только однажды коснуться её руки.

По болотам-трясинам ведёт непролазность троп,
Через вязкую тьму, что, порой, не даёт вздохнуть.
Как же этот простак, столь беспомощный остолоп
Одолел, лишь героям подвластный, последний путь?

Он стоит. Улыбается. Гордо не прячет глаз.
Через пляску костра видит - пальцы её дрожат.
И хотела бы крикнуть: давай же! Сейчас, сейчас!
Развернись и беги. Ты успеешь ещё бежать!

Но в танцующих отсветах губы её немы
И тюрьмой возвышается верный привычный лес...
Было время - и кости великих истёрлись в пыль.
Глупый юный мальчишка, что ждёшь отыскать ты здесь?

Он стоит. Улыбается, слабо, едва дыша.
Страстно шепчет: прошу, разреши мне тебя любить!
Она смотрит, как пламя целует бока ножа
И привычным движением перерезает нить.

__

Маленькое пояснение: речь идет об Атропе, одной из греческих Мойр. Именно Атропа представляла собой рок, неизбежность. Атропа - перерезающая нити жизни.

@темы: Стихи

.Безмолвие. выжженных. бабочек.

главная