.Кайлиана.
Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
На самом деле, я отлично знаю, почему больше нет стихов - потому что я, наконец, проиграла.
От меня остались только затихающие отголоски. Все, что когда-либо трогало меня, интересовало, все то, что я любила и берегла, больше, попросту, не имеет смысла.
Я не могу слушать музыку. Новую, старую, самую любимую - любую. Вместо музыки я слышу бессвязный шум, не имеющий ни мелодии, ни эмоциональной окраски.
Читать стихи и книги я тоже больше не в состоянии - я полностью потеряла чувство формы. И эмоции тоже, конечно. Все это - просто слова, напечатанные на бумаге или горящие в мониторе.
Театр? Больше не интересно. Вокал? Тоже. Животные? Не умиляют. Ничто не вызывает никаких чувств.
Мне ничего не интересно, мне ничего не хочется, мне ничего не нужно.
Видимо, слишком много я повторяла эту мантру в те моменты, когда не могла получить то, что было необходимее воздуха.
И сейчас я бесконечно и неизменно разочарована. В себе, в людях, в мире вокруг меня, в любви... Да даже в сексе.
Меня не ранит жестокость. У меня нет чувства теплоты, когда ко мне добры. Как следствие, нет сочувствия и сострадания.
Я - неживой механизм, самостоятельная независимая единица.
Я пытаюсь потакать каким-то мелким своим капризам и желаниям, но, на самом деле, их тоже не осталось. Я просто помню, что вот то платье казалось мне красивым, а вот такую игрушку я хотела обнимать по ночам.
Но нельзя не признать - все эти желания, скорее, похожи на фантомные боли в отсутствующих конечностях.

If I touch the burning candle - I can't feel the pain.
If you cut me with the knife - It's all the same (c)

Нет, я, может, и плоха на сцене. Но в жизни в актерской игре мне мало равных. Люди думают, что мне весело, когда я решаю, что мне должно быть весело.
Что я грущу - когда я решаю изобразить грусть. Но маски, как известно, хорошо срастаются с нашими лицами. И сейчас мне кажется, что все те немногие, кто был и есть мне близок, попросту не помнят, что я из себя представляю на самом деле.
Или никогда этого не знали.
Боги, как я устала. Я же совсем не воин, совсем не боец.
Я просто маленькая и слабая женщина, которая хочет, чтобы о ней заботились не потому, что она выпрашивает эту заботу, надоедая всем окружающим, а потому, что её действительно любят и знают, что именно в этом она нуждается больше всего на свете.

Но я должна - ничего нового. Должна помнить список дел (своих и мужа, конечно), должна помнить расписание врачей, схему приема лекарств. Еще должна работать над своей самостоятельностью, потому что всех вокруг давно раздражает моя неспособность позвонить, когда это необходимо. Или неспособность поговорить с незнакомыми людьми, или то, что я совершенно отвратительно ориентируюсь на местности.
Надо всеми этими минусами я непременно обязана работать каждый день. Изо дня в день. И каждый день меня будут тыкать носом в то, что у меня это недостаточно хорошо получается и - "пойди-ка, попробуй еще раз, я не буду больше тебе помогать".

Мне плевать. Я ничего не хочу. Я ни в чем не нуждаюсь. Я ни о чем не мечтаю. Мне никто не нужен и сама я не хочу быть никому нужной.
Я - неживой механизм. Я - слабая маленькая женщина.
И меня никто не защитит.